19, Март 2019, 07:48

Главное
Главные новости
Текущее время: 2030 год
В мире всё идёт своим ходом
Последняя новость: Мой лучший летний отпуск!
А ещё: Мы открылись!

Росомаха в отпуске

Автор Area, 26, Февраль 2019, 04:51

Вниз

Area

26, Февраль 2019, 04:51 Последнее редактирование: 26, Февраль 2019, 05:19 от Голограмма
Цитировать
•••

Прошел небольшой промежуток времени с тех пор, как утонула Танцующая Росомаха. Всё это время Реджинальд и Мередит находились в очень странном положении. Альянс Феникс от них почему-то отстал, даже не став забирать сведения, но при этом их лечили, кормили и приводили в порядок на изолированной от цивилизации частной вилле. На которой кроме них была только прислуга, с которой поругаться не выйдет - в охране попивают кофе даже киборги, не только сородичи Янга. Дом с садом и бассейном, выше громко названный виллой, на деле был не так уж велик... но точно относился к дорогим и комфортным. Трехэтажный, весь в белых цветах и со своим уголком для тенниса. Еще и расположен в теплом климате. Медицинский уголок выдает новоиспеченному медиуму лучшие обезболивающие. Попутно все божатся, что это никакая не тюрьма, а отпуск, даже если и насильственный. И еще, зачем-то отдельно уточняют, что ни в одной спальной комнате нет камер.
Лишь вчера на связь неожиданно вышел Альфред. Извинился, что замотался и не позвонил раньше, а также пообещал прибыть сегодня к полудню с целой компанией. Намечается, похоже, интересный разговор.


Промежуток времени: Середине сентября (2030)
Участвующие стороны: Вольное Подполье 
Участники: Реджинальд Ян, Мередит Холмс
Ведущие: GM
Возможно получить: Тени, ранги и плюшки 

Area

Очередь:
Янг
Холмс

GM - по обстановке, дает разыграться на пару-тройку кругов

Реджинальд Янг

#2
05, Март 2019, 02:28 Последнее редактирование: 05, Март 2019, 02:53 от Реджинальд Янг
Сделал дело - гуляй смело. Наверно так можно было описать окончание дела "Танцующая Росомаха". Янг пережил столько стресса, сколько не испытывал со времени попадания в подполы к психу. Только найдя лучик света в своей темной жизни, он начал его долго и мучительно терять. События на Росомахе были по круче любого фильма ужасов и фантастики. За то они приобрели много ценного. Ну как много... Реджи нашел свою единственную, Мередит пережила обращение в новую расу, и они подружились с парочкой подпольщиков. Во всяком случае, Роджер питал крепкие дружественные чувства к Альфреду. Те, в которых он не сомневался. Звери существа интересные, и они удачно сошлись на своем уровне. Во всяком случае, Янг даже думал, что это единственные люди, которым он может довериться и доверить самое ценное. А с этим у него по жизни проблемы были, тут же мутация все сама выяснила и ситуация помогла.
После тех злачных событий их перевезли в "райское" место. Небольшая вилла в белых тонах, медицинской помощью и охраной. Последняя, скорее всего защищала первую от постояльцев. Единственный факт который напрягал Янга это то - что их не выпускали. Точнее его. Реджинальд не собирался связываться с Альянсом, организация была ему в тягость, а те, в свою очередь не собирались искать пару неудачников. Буянить и разносить все во круг зверь не стал, благодаря одному обстоятельству. Он стал привязан к новообращённому медиуму, которая себя плохо чувствовала и не собиралась никуда дергаться. Немного о ней...
С первого дня Янг заглядывал к Холмс. Сначала много времени сидел рядом, пока та спала. Не смотря на несколько спален и большие комнаты, он садился возле ее кровати и спал положив голову на матрас. Спокойно и внимательно следил за манипуляциями медиков. Сам проходил в бинтах две недели, после чего не выдержав, снял, отказавшись от лишнего. Зверю было все равно как и насколько ужасно выглядит его плечо или нога, но чувствовал он себя не плохо ведь много времени провел рядом с детективом.
Та же, вела себя странным образом. Девушка старалась по возможности не встречаться с мутантом, по этому, Роджер спустя пару первых дней, на ночь приходил уже тайком и осторожно, тукнувшись носом под тонкие пальцы, засыпал в странном душевном спокойствии. На утро у девушки на постели будет лежать какой-нибудь цветочек из сада. Видя странное нежелание общаться, и в тоже время не чувствуя к себе негатива, Янг не понимал в чем проблема. Но это поведение подначивало все больше и больше стараться найти подход. Он пытался снизить свой пыл и настойчивость, но не мог запретить себе ее видеть. Какую книжку принести? Завтрак в постель на опережение прислуги? Обустроенное местечко в саду с креслом и фруктами? Он не будет мешать, постарается не мелькать рядом, но сделает все, чтобы ей было приятно. В какой-то мере он чувствовал свою вину, за то что под его начальством, девушка так сильно пострадала. Ее головные боли теперь никогда не закончатся. Пусть это не было главным стимулом его ухаживаний, но любая просьба будет выполнена любой ценой.
Как расценивать их присутствие, если не тюрьма - неизвестно. Янг понимал сколько они натворили, возможно погубили дорогостоящий проект, который готовился непойми сколько. Возможно теперь будут обязаны поймать этих дам обратно. Однако возвращаться в Альянс, ему не хотелось. Его усмирял еще и тот факт, что Альфред был спокоен в этом плане, к тому же пообещал скоро прибыть и прояснить ситуацию, что Лютому очень зашло. Мириться с тюрьмой не смог бы, но когда Мередит была рядом, его отношение к миру и жизни пересматривалось, возникали иные приоритеты и вещи виделись под другим углом. Странное чувство.

Мередит Холмс

Да уж, первая миссия на новой работе была закончена с грандиозным успехом. Таким грандиозным, что Росомаха лежит теперь где-то на дне океана, мутировавшие женщины в лучшем случае мертвы, а их, кажется, уволили. Иначе по крайней мере Холмс не могла объяснить то, что их никто не ищет, хотя парочка пропала с радаров достаточно давно. Хотя сперва конечно ей  было совсем не до этого, Мередит только училась жить со своими новыми способностями. И если с больной головой помогали таблетки, ничего не помогало с тем, что все вокруг выглядело для нее так, словно туманное утро в Лондоне не заканчивается. Там немудрено было и дверные косяки плечами собирать, и больно биться мизинцами ног о мебель. Но, благо, с ней рядом был человек, который не дал бы ей совсем уж расшибиться с непривычки. Но с ним были сложности.
Когда она на него смотрела, сердце начинало биться быстрее. Она помнила о том, что тогда, в побитой подлодке пригласила его на свидание, и сейчас ловила себя на мысли, что ждёт этого самого свидания. Жеста, события. Чего-то такого, что могло бы намекнуть на то, что, может быть, они и не просто соседи. Что-то помимо его чувств, которые она теперь так отчётливо ощущает. Однако все это ее и пугает. Ей, вроде бы, не положено. Она, вроде бы, порядочная. А честно ли это? Вдруг ее тянет к нему потому, что он чуть не умер там, защищая ее. Потому что она была слабой, и он оказался рядом. Что если все пройдет, стоит ей только потянуться в ответ. Примерно такого рода мысли заставляли Холмс избегать Янга первую неделю. Сама испытывала столько странных эмоций, что голова готова была взорваться. И, конечно же, скрывала это, поглядывая за мутантом невзначай, пока выдавалась возможность. Постоянно заваривала чай на двоих и оставляла ему угощения в столовой, хотя старалась не делить с ним обеденный стол. Все, что было ей от него нужно - капелька терпения, чтобы Холмс собралась с силами. Она чувствует, как он приходит к ней по ночам, конечно же - сон у нее и без мутаций был чуткий. Но ради такого и претвориться спящей было не грех. Потому что ей было бы стыдно открыто просить его остаться, а он, может, смутился бы, если бы понял, что его так застукали. В итоге спали вроде бы оба спокойно. И лишь позже, когда Мередит поняла, что застряла далеко и надолго, и что уши не перестанут краснеть от звука его голоса, она вроде бы даже немного расслабилась. По крайней мере стала проводить куда больше времени в его компании и просить помощи, пытаться начать какой-то сторонний диалог. Хотя конечно о Росомахе и свидании спросить она так и не решилась, по крайней мере пока.
Не известно, сколько бы все это продлилось, но наконец позвонил Альфред. Приедет сегодня к полудню, а Холмс встала едва ли не на рассвете, ощущая себя достаточно отдохнувший. Встала, взяла с подушки цветок из сада, покрутив в руках. Вздохнула. И что вот с ним делать? Женщина привела себя в порядок, оделась и вышла, направившись прямиком в столовую. Завтрак, ясное дело, был ещё не готов, так что седая вернулась в гостиную. Подаренный мутантом цветок красовался на ее волосах, а вот самого Реджи пока было не видно. На какое-то мгновение женщина даже заволновалась, все ли в порядке? Впрочем, дом большой, время раннее, мало ли куда он пошел. Как-то слишком быстро она привыкла к тому, что ирбис всегда рядом, да так, что настроение с утра как-то даже попортилось. Умела бы она ещё высказать ему то, что испытывает. Силой отогнав от себя ненужные переживания, женщина взяла книгу из большого деревянного шкафа и села на диван. Не то чтобы она собиралась что-то читать, но так просто рукам было комфортнее. Так Мередит листала какой-то сборник, видимо, английской прозы, покуда где-то за окном щебетали птицы.

Реджинальд Янг

Янг хорошо помнил ее слова, но не мог понять серьезны ли они были. Впрочем... они в одном доме, без право на выход с территории. Куда он может ее пригласить, если они и так везде вместе. Странно. Это нормально? Понемногу девушка начала общение и шла на какой-то, но всё же контакт. Это было менее открыто, чем тогда, когда они ужинали на Росомахе, но сейчас всё по другому. Янг уходил как только замечал, что девушка просыпается, не знал что та чувствует его рядом, но понимал что пока не готова к такому тесному общению, которого ему хотелось. Зверь регенерировал рядом с ней, касаясь ее руки и чувствуя дыхание, знал, что сидя подле на полу, сохранит ее покой. Агрессии  и нервов практически не было, рядом с ней состояние его было спокойным, заинтересованным и отдавало внутренней гармонией, которая была неприсуща мутантам и самому Лютому.

Завтрака еще нет, однако Мередит сегодня встала очень рано. Переодевшись и покрутившись на кухне, была чем-то озабочена, даже не сделала себе чай. Не порядок. Как же такая девушка и без чая утром. Это же он тоже без её чая остался.
Дав медиуму немного погрустить в одиночестве, Роджер нарисовался на фоне эмпатии, в комнату не зашел, крутился вокруг. После чего зашел в гостинную, где сидела седая, пытаясь читать. Интересно, он следит за ним через свои способности? Вроде вместе, а вроде нет. К чему это? Надоело - зверь не может так долго ждать. Самое главное ничего не испортить. Но что это, его цветок в волосах? - И почему ты такая скромная и красивая, сносишь мне крышу? - Стоя в проеме пру секунд, барс любовался детективом, пытаясь поймать ее взгляд, что было не сложно. Больше ей смотреть не на что тут, кроме книги, впрочем, которая при сильном желании может получить больше внимания Мередит.
- Доброе утро. - На нем была чёрная рубашка с коротким рукавом и джинсы. Подождав ответа, зверь мягко подошел к дивану, котором расположилась его "соседка" и протянул ей открытую ладонь.
- Пойдешь со мной в сад? - Это можно называть свиданием? Или нужно было сказать, что это свидание? Во всяком случае он уточнит если надо, а пока отказ, он не примет. А на вопросы "зачем", можно ответить одной фразой. -Пойдём, пойдём.
Янг возьмет девушку за руку, это обязательное условие, без которого он не пойдет. Получив в свою власть маленькие пальчики, маленькую девушку повели на улицу. Климат вполне теплый, однако ранним утром да и среди зелени было все равно прохладно. Мередит дали обуться и возможность забрать с собой книгу , а сам мутант шел рядом, босиком не пережимая о прохладе и возможных камушках или ветках. Холмс привели по дорожке к столику в саду. Небольшой навес, обплетенный зеленью и украшенный большими фиолетовыми цветками клематиса. На столе был поднос с двумя чашками чая и тарелочка с сырным пирогом. Два блюдца с уже отрезанными чизкейками, чайничек с чаем. Возле стола два больших мягких плетеных кресла, стоящих рядом друг с другом. К одному их них и подвели детектива, давая возможность выбрать одно из двух.
После чего, мужчина возьмет со спинки плед и укроет плечи англичанки. В прочем, кресло большое, она спокойно может поджать ноги, и укутаться в плед полностью. Ему пришлось несколько раз себя одернуть, чтобы не перейти черту дозволенного. Доверие сейчас, данное ему, нужно было развить максимально мягко, с чем у него могут быть проблемы. Как например сейчас, когда он укрыл ее пледом и задержал руки на плечах. Невзначай склонил голову, чтобы лучше и больше чувствовать запах ее тела и волос, мягко сжать плечи, в одночас ругая и благодаря спинку кресла за то что она между ними.

Мередит Холмс

#5
05, Март 2019, 14:05 Последнее редактирование: 05, Март 2019, 16:31 от Мередит Холмс
Естественно, она следила за ним с помощью эмпатии. А что ещё ей оставалось делать? По крайней мере, так она говорила себе. Ей нужно было отрабатывать свои навыки, а прислуга передвигалась по дому слишком однообразно, чтобы Холмс не надоедало. Так что она с завидной периодичностью концентрировалась и пыталась найти яркий источник мутантских эмоций. И сейчас, когда она уловила его в своем шарике, невольно облегчённо вздохнула. А улыбается, улыбается то! До неприличия просто, но это мы, если что, скроем книгой. Красивый момент, ничего не знаем. А потом он вошёл в комнату, и Холмс подняла на него взгляд. Так, а вот тут надо было наверное перестать улыбаться. Или нет, он же такой красивый. Как облагороженный Тарзан. Кажется, она опять краснеет. И вот, сидит она, смотрит на него, красная аки рак на фоне своих седых волос, белой рубашки и черных лосин.
- Доброе утро - И все же не стёрла она с лица улыбку. Не смогла. А он возьми да руку ей протяни. Холмс посмотрела на протянутую ей ладонь, потом на Янга. На ладонь. На Янга. И как на зло, в его эмоциях толком не разберёшься ещё! Хитрый, хитрый кот. Конечно же, она не ждала от него ничего опасного или неприятного. Происходящее щекотало ее любопытство, которое, кажется, сейчас пересилит страх выглядеть дурой. Вздохнув так, будто собирается нырнуть в холодную воду, она шлёпнула свою ладонь в его. Большая. Теплая. Кожа немного грубоватая, Мередит неосознанно погладила ее своими пальцами. Попытка узнать, зачем они куда-то идут, не увенчалась успехом. Однако когда дело дошло до выхода из дома, женщина наотрез отказалась выходить, покуда мужчина не обуется. А если он отмахнется от вероятности простуды или случайного ранения, она вспомнит о гигиене. Нечего потом грязными ногами по чистому полу ходить. А когда ее сердечко успокоилось, и мутант обулся, они прошли дальше. А там...
- Ух ты... - выдохнула она, - Это всегда тут было? - следом, усаживаясь, она увидела, что стол накрыт. Реджинальд был невероятно галантен, а Мередит тихо таяла. Нужно было что-то сказать. Думай.
- Тут все очень красиво... - "Молодец, детектив Холмс, артикулируете как самый настоящий профессионал" - мужчина задержал руки на ее плечах, сердце снова ёкнуло, на секундочку захотелось просто запутаться в плед с головой и прикинуться коконом. Ей ведь что-то такое периодически снится здесь, а вот от романтических сюжетов во сне не убежишь. Да и не хочется, если честно. - Ты как все это достал так рано утром? Или это из-за тебя мне сегодня повар сказал "немного подождать"? - Так, переводим тему на нейтральную. Не думаем о том, что сны с Янгом в главной роли ощущаются так удивительно реально, что это вполне может быть ещё один из них. Дождавшись хоть какого-то ответа от мужчины, она снова подала голос.
- Слушай, Реджи... - она помешивала в чашке чай, внимательно наблюдая за движением жидкости в сосуде. - Как думаешь, мне есть смысл переехать в комнату с кроватью побольше, или нас сегодня отсюда выселят? Мне не нравится, что ты спишь на полу в позе вопросительного знака. - Ну вот, она сказала об этом. Зачем. Почему. Почему это первое, что приходит ей в голову. Потому что она действительно переживает, вот почему, но могла бы просто молча переехать!

Реджинальд Янг

Знает ли наш серьёзный детектив, что улыбка ей очень идёт. Не смотря на то, что Янгу пришлось надеть обувь, он был доволен. Доволен тем, что созерцал румянец на щеках англичанки и её очаровательную улыбку. Искренне не понимал до последнего, зачем ей так нужно, чтобы он обулся. Ведь ему удобнее без обуви и всяких тапок, зверь позволяет пользоваться когтями и это помогает лазить по деревьям и прочим строениям, по которым ноги скользят. Ну да ладно, эта женщина заставила его сделать, что-то против желания, а это уже что-то значит.
- Это всегда тут было? - Поглаживания пальцами, в короткой прогулке и молчании приносили какую-то свою гармонию. - Не думаю. - Не навязчиво прокомментировал зверь. Не чувствуя дискомфорта в лице Холмс, ирбис позволил себе оставить руки на её плечах. При этом Лютый старался не выглядеть коршуном над жертвой.
- Думаю у него в планах свой завтрак, а у нас свой, внеплановый. - Роджер не думал что от него станут прятать еду, раз уж сами кормят, и так оно и было. Еду никто не прятал, запиканка была уже готова ч вечера и просто подогрета, сам Реджи заварил только чай.
Когда же беловолосая заговорила о спальне, мутант не смутился, не расстроился, в каком-то роде даже был рад. А почему бы и нет? Девушка прямо говорит, что готова переселиться в спальню побольше, чтобы он мог лечь рядом. Он ведь правильно её понял? Хотя возможно ей просто неудобно и стыдно за него и его поведение. А может она беспокоится.
Реджи улыбнулся и опустил голову ниже, касаясь носом виска девушки. Пусть ему неудобно с таким ростом так склоняться, но сейчас зверь этого не замечает. Вдыхая запах волос и шампуня, зубной пасты и невероятный запах тела - той самой бархатной и бледной кожи. Ему хорошо. Сейчас хорошо, вот так, рядом с ней.
- Не думаю, что нас выставят. Логично предположить что позволят долечится и собраться. Смотря что мы будем должны типу, о котором ничего не знаем, за потопленный лайнер. - Мысли начали портиться, уводить далеко от того блаженства в котором находился зверь. Сознание противилось, барс не хотел снова возвращать мысли об этом. Что будет то будет - незачем себе заранее портить настроение. Нахмурившись, мужчина отогнал все лишние вопросы из головы, которые пыталась навязать или скрыть Мередит. Ладони снова огладили и чуть сжали плечи детектива, сводя их ближе друг к другу.
- Зачем сейчас об этом думать? До появления каких-либо проблем, я готов спать хоть на полу, хоть в тернистом кустарнике, если это место - будет рядом с тобой. - Как сложно, что либо сказать серьезное. Робеет как мальчишка, с чего-то чувствует себя недостойным такого сокровища. Но в то же время никому его не отдаст. А эти слова легко вышли, они были ответом на вопрос и правдой, которую Редж никогда не скрывал.
Мужчина опустился носом к шее и, огладив ее носом, поцеловал. Словно боялся спугнуть, ведь все хуже себя  контролировал. Говорил он тихо, переходя на шепот.
- Для меня важно, чтобы тебе было удобно и ничего не тревожило твой сон. Я сделаю все, чтобы ты.. была счастлива. - У него получилось? Он был вполне серьезен и упрямо держался чтобы не сорваться на ласки, которых так хотел. Это бы выглядело отвратительно фальшиво, словно он что-то говорит для того, чтобы получить ее тело, а это было неправдой. Янг не любит ложь, не любит и не умеет врать. И сейчас чуть отстранился от шеи, вернувшись к виску Холмс, чтобы не напрягать ее.

Мередит Холмс

От ирбиса исходил шквал положительных эмоций. Вспоминая то, каким нервным он был на танцующей Росомахе, Мередит задавалась немым вопросом о том, нормальное ли это состояние. Она то мало что знала про намон, кроме той основной информации, которую ей выдавала Хиона в той справке по мутантам, с которыми ей придется столкнуться на новой работе. Парам, возможно, объясняли больше, однако Хиона их бросила, а в вольном подполье у Холмс не было ни одной возможности спросить у кого-то, куда она, собственно, ввязалась. Мысли детектива втечение их пребывания на этой вилле порой возвращались к Марии. Забавная вообще ситуация получилась - на тонущем корабле они притворялись влюбленной парой леди и мутанта и женщина боялась, что кавалер в бешенстве ее не узнает, а тут его как будто подменили и, кажется, притворства тут и вовсе нет. Это было странное чувство. Но мысль эту седая находила достаточно ироничной, чтобы улыбнуться ей по дороге в сад. Потому что когда ее заботливо усадили в кресло, стало как-то совсем не до этого. Руки с ее плечах мужчина не убрал, что не доставляло никакого дискомфорта, кроме того, что Холмс теперь приходилось задирать голову, чтобы посмотреть на своего собеседника. А она, между прочим, находила это крайне важным в диалоге.
- Ты меня совершенно незаслуженно балуешь, Реджинальд - высказалась она по поводу плановых и внеплановых завтраков. Все происходящее слишком уж походило на сцену из какого-нибудь романтического фильма, которые ее иногда заставляла смотреть сестра. Или сон, который был так реалистичен ночью, а утром развеевался, и Мередит просыпалась одна в своей комнате, вспоминая о том, что находится неизвестно где под замком, и ощущая остроту собственного одиночества в этих стенах. Пусть это будет не сон, ведь с Янгом рядом ей так спокойно. А он тем временем нагнулся к ней, и от лёгкого касания его носа у Мередит по спине пробежали мурашки. И голос так близко. Она почувствовала, словно падает. Нет, тело ее всё ещё сидело в кресле, но вот где-то в ее голове маленькая англичанка висела над бездной под названием "Реджинальд Янг", держась уже одной рукой за ниточку здравого смысла. Благо, мутант поднял очень серьезную тему, за которую в теории можно было ухватиться, чтобы уменьшить уровень растущего между ними напряжения постельного характера. Нельзя, Мередит!
- Учитывая, что мы каким-то образом ещё живы, есть у меня подлое чувство, что теперь долги этому мужику мы будем до гробовой доски выплачивать. И только наши правнуки может быть отдадут все до конца. - вроде все нормально, перед глазами встала фотография хозяина дома, и Холмс сразу как-то стала лучше ощущать ситуацию, в которой они находятся. Эта вилла - тюрьма на швейцарский манер, в которой их подлечивают до тех пор, пока они не будут способны самостоятельно отрабатывать свое наказание. Морок романтического утра немного развеялся, но лишь на мгновение, пока Янг не наклонился ещё ниже, а Холмс не испытала сильнейший разрыв между "да гори оно все огнем" и "женщина, глупое ты создание, прекрати". Победило в итоге, кажется, второе. Глубокий вдох, затем выдох, но тихо. Вдох, выдох.
- Не говори глупостей. - "И на красные щеки мои тоже не смотри", - как-то тяжеловато стало говорить. Спасительный глоток чая из чашки. - Я хочу, чтобы ты отдыхал с комфортом. А сейчас ты сделаешь меня счастливой, если присядешь. - Кажется следом начал накатывать стыд за то, чего даже не произошло. И лёгкое чувство вины перед одним лицом в Англии, которому ещё даже сказать не успели, что отношения разорваны. Но забивать этим голову Мередит себе тоже не хотела. Незачем было портить утро. Все хорошо. Успокойся. Все нормально. - Драматизм совершенно ни к чему. Покуда в нашем распоряжении есть комфортные альтернативы, полагаю, стоит ими воспользоваться. А в тернистых кустах потом оба поспать успеем. - наверное, нужно было сказать что-то ещё. Но Мередит была в этом совершенно ужасна и чувствовала это. Господи, кто придумал человеческие отношения. - Но мне приятно. Очень. Правда.- сказала она совершенно искренне. Наверняка сейчас сидит тут со своим чаем и обманывает все мутантские ожидания. Кошмар.

Реджинальд Янг

Учитывая, что мы каким-то образом ещё живы, есть у меня подлое чувство, что теперь долги этому мужику мы будем до гробовой доски выплачивать. И только наши правнуки может быть отдадут все до конца. - Не думаю. Альфред возможно подсобит, да и умные люди так не делают. Ты теперь медиум, помнишь? Отработать долг - мы отработаем, но обижать и удерживать тебя против воли я никому не позволю. Я разберусь. Обещаю тебе. - Он не имеет понятия как и что это будет, но теперь у него есть цель и главный в его жизни человек, ради которого он будет стараться больше чем для себя. Будет ломать привычки и стереотипы, чтобы она больше не страдала. Необычное чувство, приятное, желанное.
Он присел, но лицом к Мередит, все же отпускать ее из рук не хотелось. - Она хочет чтобы я отдыхал с комфортом. И как же это перевести? К чему все это, если он может спросить прямо?
- Я мог бы спать и на лишнем матрасе, но ты предлагаешь место в своей кровати? - Он ведь правильно услышал? Если бы ей не хотелось, она бы нашла комнату с раздельными кроватями. К тому же она не сказала ничего против того, что он спит рядом. Стесняется ли? На каких правах он будет там спать? Спать рядом и не трогать ее сложно. Но спать в одной постели, и не обнять - невозможно. Может он просто в себя не верит? За то чувствует, что Холмс на что-то не может решиться. И нова их тема ушла куда-то далеко.
Взгляд мутанта скользнул по коленям Холмс и ее голым лодыжкам. В воздухе все еще витал барьер напарников, который было сложно преодолеть обоим. Роджер хорошо видит что сильно навязчив, но что-то внутри диктует ему, что определить все точки и понятия он должен сейчас. Не позже, только здесь.
- Мне плевать на свой комфорт. Мне хорошо когда ты рядом. - Заключил зверь и снова взял ручку беловолосой в свою, взглядом рассматривая бледную кисть и пальцы. - Когда ты касаешься меня... - Он снова напирает, так нельзя. Нужно дать девушке выдохнуть, дать личное пространство, а не давить на жалость. -... Я не чувствую боли. - Лютый поднял глаза к голубым глазам детектива. - Как же тебе идет эта рубашка... - Взгляд невольно коснулся голой шеи и ключиц через расстегнутые пуговицы. - Мне легче переносить боль и злость сходит на нет, когда ты смотришь. - Руку девушки прижали тыльной стороной к немного колючей щеке. Мутант отвел взгляд, чтобы сердце не билось так сильно - его могут услышать. Почему этой девочке он бог сказать больше чем кому либо еще. Почему она такая "не такая как все", особенная.
 - Я хочу, чтобы ты была со мной. Дай мне шанс, Мередит Холмс. - Возможно не таким она себе представляла предложение "встречаться". А возможно у нее есть любимый человек и она сейчас сгорает от стыда. Пусть так, Редж будет искать подходы к ее сердцу до последнего. В крайнем случае конкурента можно будет устранить.

Мередит Холмс

#9
15, Март 2019, 14:31 Последнее редактирование: 15, Март 2019, 14:50 от Мередит Холмс
Ещё бы она не помнила, что теперь медиум. Она теперь никогда в жизни не будет видеть мир, как прежде. Все происходящее сейчас ощущалось как одно большое дежавю. Только вот в слова Реджи почему-то верилось, а не как в тот раз, когда она после другой трагедии восстанавливалась в другом месте, и другой мужчина говорил ей почти то же самое. Может дело тут в новых способностях Холмс - она не верила, а знала, что мутант сейчас буквально выворачивает ей наизнанку свою душу. И от этого почему-то стало больно. Она наблюдала за тем, как он садится, изо всех сил пытаясь делать вид, что их диалог всё ещё вполне естественный и не происходит ничего странного.
- Нет, конечно, если мы планируем перестать притворяться, что я сплю одна в своей комнате, то пожалуйста, тащи ко мне матрас. - не известно, как ей удалось не подавиться после такого прямолинейного вопроса со стороны Реджи. Где-то среди стыда за свое поведение, вины за него же и стеснения перед человеком, к которому у нее определенно были чувства, всколыхнулось возмущение. "То есть, идею матраса или разных кроватей он предлагает только после того, как несколько недель приходить в мою комнату и ложится не где-нибудь на коврике, а целенаправленно садится к кровати". Такого рода словесные манипуляции заставляли ее выглядеть так, словно она хочет, чтобы мужчина спал в одной с ней кровати. Она хочет. Но сама мысль о том, что ее почти заставили в этом признаться, возмущала женское сознание до глубины души. Она понимала, что это совершенно абсурдное женское мышление, в котором порой упрекала своих подруг, а теперь ещё и себя. И так гадко стало от того, что она почему-то не может произнести вслух простую фразу, в итоге скрываясь за какой-то отвратительно звучащей попыткой ни то шутки, ни то сарказма. Он то не чувствует ее так же, как она его, бьётся в недоумении, пытается найти какую-то лазейку, подход. Так искренне и так упорно. Когда он взял ее руку в свою, вновь заглянул ей в глаза, кажется, пала последняя линия обороны. Она позволила ему это, хотя сперва, наверное, на ее лице промелькнула тень ужаса. Она знала, что будет дальше. Предчувствовала.
И он заговорил, притянув ее ладонь к своей щеке. Она слушала скорее его эмоции, чем даже слова, смотря на него и, кажется, не моргая. Что-то капнуло с ее подбородка во впадину между ключицами. И ещё, и ещё. Слезы огромными каплями стекали по ее бледным щекам и падали ниже. Она попыталась подавить всхлип, зажав себе рот свободной рукой. Вот так вот. Откровенно разрыдалась прямо посреди сада прекрасных цветов. И если спросить у нее, что случилось, она едва ли найдет в себе силы ответить. Как сказать, что ее искренне удивляют и трогают слова, звучащие для любого другого как пустая бравада, которую мужчины обычно швыряют налево и направо? Как объяснить, что она чувствует, что Реджи искренне верит в свои слова, а она, в свою очередь, считает, что не заслуживает такого? Она в собственных глазах - побитая жизнью развалина, которую поставили на пьедестал. Но в то же время это что-то такое, что было ей нужно ещё в Лондоне, после инцидента с маньяком. Признание того, что она всё ещё женщина, красивая и привлекательная несмотря на все свои недостатки. И это было что-то, чего не дал ей тот, другой человек. Наконец отняв уже мокрую от слез ладонь от собственного лица, она медленно сползла со своего кресла и почти вслепую подошла к Реджи. Благо, он рядом. Она обняла его, как только смогла бы, учитывая, что он ещё сидит в кресле, и вцепилась в него, как в единственного человека, который мог спасти ее от смерти. И тогда заплакала ещё сильнее, не сдерживая всхлипы и прочие непонятные звуки, которые как-то бесконтрольно издавала. Вот она - слабая, беспомощная и сломанная женщина, которая оказалась теперь ещё и в непонятных условиях, когда никому нельзя доверять. Гори оно все огнем.

Реджинальд Янг

Наверно это был сарказм или шутка или... Что-то типа того, потому, что мутант ничего не понял. Звучало грубо, однако злобы Реджи там не расслышал.  Однако вскоре это не будет больше проблемой. Он почувствовал как задрожали прохладные пальцы Холмс у его щеки. Испуг в её взгляде сложно было расценить и охарактеризовать. Он уже не смотрел, в этот момент стало немного стыдно за себя. Он никогда так не просил внимания. Вернее вообще не просил, а приходил и брал его не зависимо от желаний посторонних. Сейчас себя узнать было сложно. Словно маленький схватился за то, что ему понравилось, с чем он уже успел познакомится и больше не хочет отпускать или терять. Наверно это выглядит весьма жалко со стороны. Однако... Все сомнения пропали в миг, когда девушка поднялась с кресла и обняла его.
Зверь уткнулся носом в свежую рубашку и пряди волос, успев поднять голову. Где-то в районе щеки и уха чувствовалась влага. Наблюдение не нужное, ибо совсем скоро, обнимающая его беловолосая расплакалась вслух. Сердце замерло в немой панике, а голову заняла  целая свора ощущений и чувств. Его обнимали и сжимали сильно, сильно и крепко принималась маленькая англичанка. Нет, если бы ей было в тягость, она бы побежала в другую сторону.  В свою очередь мутант начал переживать и ликовать одновременно, при этом он чувствовал свою вину за её слёзы, чувствовал ту силу и тепло с которым его обнимают, длился на себя и был счастлив этим слезам. Счастье было в том, что девушка перестала зажимать все в себе и позволила себе показать перед ним слабость, чувства, свои слёзы.
Янг обнял Мередит бережно, положив одну ладонь на затылок. Есть что-то такое в этот раз с парой, какая-то связь, благодаря которой он понимает её чуть больше, чем просто стороннего человека.
- Не бойся. - Так хотелось её приободрить, с другой стороны, не хотелось, чтобы она опускала руки с его шеи. Он не решился тушить момент ради своего удобства, чувствуя как в его руках дрожит дорогая ему особа. Мередит же могла удобно встать коленями на край кресла, что не сменило бы сильно позы но и не заставляло горбиться.

Мередит Холмс

Как показали события на танцующей Росомахе, Мередит ненавидела ощущение лишней влажности на коже. Что сейчас ей не мешало мочить свое лицо и рубашку мутанта. И кто знает, сколько она поплакала. Реджи наверное, раз он все это время находился в нормальном вроде как состоянии. Хотя конечно разбирать его эмоции по полочкам желания тоже нет. Голова заболит, а она только перед выходом из комнаты выпила какое-то крутое обезболивающее, которое позволяло практически жить нормально. Сейчас она стояла коленями на краю кресла и прижималась к мутанту, кажется, боясь, что он исчезнет, следует ей хоть немного ослабить хватку. Раннее утро было прохладным, но его объятья грели лучше пледа. Так, наверное, что проплакавшись она могла бы даже в них заснуть. Но, к сожалению, она ещё не отточила свои навыки засыпания в абсурдных позах, как Янг. По мере того, как от сознания медиума откатывали собственные эмоции, приходило понимание того, что подобная реакция на стресс была слишком уж импульсивной. Но она не отпрянула, как, наверное, ей стоило бы. Немного расслабилась, прекратила мять мужчине рубашку, но ещё ненадолго осталась на месте, словно не решаясь разрывать теплые объятья.
- Не могу. Для меня это все - Терра инкогнита. Неизвестная земля. Словно изнанка привычного мне мира. А я... - она помедлила. Хотела сказать, что ставит под удар своих близких, но вспомнила, что камер, судя по всему, нет только в спальнях. И черт знает, пишут ли они звук. Лучше уж вообще не упоминать тут никаких связей вне подполья. Хотя, кажется, Туз уже и так осведомлен обо всем, что ему нужно. - Я не готова. Надеюсь только на тебя, потому что больше у меня никого нет. - она чуть отсторонилась, чтобы видеть лицо мутанта. Знает, что извиняться за внезапную истерику ей не нужно, поэтому и не делает этого. Неприятный осадок где-то в душе ещё остался.
- В одиночестве я с ума схожу. Ночью кошмары снятся. А здесь вместо кошмаров ты снишься каждую ночь. Поэтому сегодня, если мы ещё здесь останемся - Мередит вновь прильнула к мужчине, как во время недавних  объятий, и шепнула ему - пожалуйста, давай найдем кровать побольше, - оставив поцелуй прямо под ухом, она отпрянула, и на этот раз насовсем, поднявшись с его кресла и взяв со стола салфетку, чтобы вытереть наконец свое заплаканное лицо. Кто знает, что сподвигло ее на такой жест. Возможно уверенность в том, что если она сняла всю оборону, это было вполне естественно. Англичанка ощущала странное облегчение. Конечно, негатив и переживания никуда не делись, но их, кажется, стало на одну меньше. Отчего-то хотелось это отпраздновать. У них там, между прочим, чай с пирогом стынут. А Мередит голодная, что подтвердил ее желудок, проурчав что-то о том, что менять еду на мужчин - незаконно.

Реджинальд Янг

Нет, у девушки определённо были родители, но её слова о том, что у неё больше никого нет, просто разбили болью и одиночеством. И это можно было понять. Родителям в большинстве случаев нельзя сказать где ты работаешь, что делаешь, и поделиться переживаниями. Холмс только недавно попала в Альянс, да и Янг там, не сильно дольше. Он не завёл там друзей, таких которым можно поделиться, видимо у Мередит та же проблема. А тот факт что он у неё есть, означал надежды и доверие. И знаете что? Это бешенно поднимает уверенность и даёт стремление, показать что на него можно положиться. Пусть эти слова пока ничего особого не значат вроде бы, но мутант читает уже, вероятно, со своим подтекстом.
Девушка отстранилась, и зверь поднял голову, взглянув в красные заплаканные глаза. Переместив руку с затылка на щеку, пальцем постарался аккуратно вытереть со щеки слёзы. Этот прямой взгляд, расслабленный и ищущий поддержки. Он чувствует доверие и это победа барса и большая радость для мужчины.
 - я понял тебя. Теперь все будет как надо. -
Его снова обняли, а Редж лишь крепче прижал к себе детектива. Это так странно было слышать, что он кому-то сниться, нереально словно. Скорее он спишет это на то, что девушка во сне просыпалась мимолетно и видела его у кровати и ей просто показалось. Может даже из-за того что она медиум, а он был рядом во время сна, неизвестно как это работает, но сложно было представить. Внутреннее беспокойство слабело, а на замену ему пришло другое ощущение, которое подпитывалось желанием. Он все же трогает её, обнимает пальцами пояс и спинку, касается плеча, с запахом, который пробирает до костей дрожью.
 - Обещаю. Все что захочешь. -
Лёгкий, почти невеслмый поцелуй внутри все перевернул, словно током ударил. Зверь уже во всю за собирался, ведь че тянуть, женщина целуется, значит готова к любви. Но тормозить себя было очень сложно при такой близости. С усилием мужчина удержался от того чтобы сжать девушку мёртвой хваткой и отпустил её, правда нечаянно.
Позволив Мередит взять салфетку со столика, Барс взял её за запятье и притянул обратно, поднимаясь с кресла. Встав перед медиумом, мутант взял салфетку и, приподняв к себе головушку за подбородок, какое-то время рассматривал лицо англичанки. Поправил ей волосы, убрав прядь за ушко, мягко промакнул ещё блестевшие слезки на щеках.
- Ты такая красивая... - Даже сейчас с покрасневшими глазами и носом, Лютый внимательно рассматривал черты её лица, мимолетно любуясь. Взяв Холмс за личико, Лютый наклонился и накрыл её губы своими, мягко целуя.

Мередит Холмс

Наверное в любой другой ситуации Холмс бы задумалась о том, насколько сейчас её собственные эмоции подвергались влиянию со стороны мутанта, который в присутствии пары очевидно был очень чувствителен. Мередит же, вполне осознавая ситуацию, в которой оказалась, столкнулась с некоторыми сложностями. В первую из которых она загнала себя самостоятельно, и винить могла только себя. Ничего смертельного в этом на самом деле нет, но стоило медиуму ощутить растущее возбуждение мужчины, она поняла, что её собственное либидо несколько не поспевает за мутантской прытью. Детектив сама удивилась тому, насколько ярко отреагировал Реджи на её предложение, хотя, если подумать, можно понять, что ничего другого ожидать и не приходится. Ну, упс? Это никак не влияло на её собственное расположение к ирбису, хотя она грешным делом позволила себе наивность предполагать, что у неё будет немного времени, чтобы поразмыслить над этим и как-то подготовиться. Впрочем, мутанты как никто другой умеют поставить точки над i и лишить партнёра некоторых иллюзий касательно их природы.
Вторая сложность была куда абсурднее первой и дала о себе знать тогда, когда Реджи наклонился к девушке за поцелуем. Помните, как её желудок урчал что-то о том, что менять еду на мужчин - незаконно? Вот, не услышать такое эмоционально насыщенное ворчание её организма было нельзя, и Мередит ощутимо смутилась, хотя всего секунду назад готова была отпустить всё земное, отвечая на поцелуй. Земное, видимо, не захотело её отпускать. Она мягко отстранилась, ей почему-то стало смешно, но смех звучал очевидно неловко. Холмс смотрела на Реджинальда так, будто он застал её с поличным во время ограбления банка.
- Извини. - машинально вырвалось у неё. Кажется, громкое проявление её биологических нужд посреди романтичной сцены поставило её в тупик. Желудок проурчал ещё. Наверное, хуже в такой момент было бы только пукнуть.
- Можно мы, наверное, немножко притормозим?

Реджинальд Янг

Получить поцелуй ему удалось. К сожалению он был не долгий. Почти сразу же тишину разорвало... урчание живота. Не его, что весьма странно. Ему, не то чтобы смешно было, это скорее умилило, а рассмешило уже после комичностью ситуации и тем, как он не подумал о банальных желаниях девушки, настояв на своем. Как обычно. Правда теперь ему даже стыдно было. В прочем чего уже, смех девушки поддержал и мутант, ласково улыбнувшись в ответ на перепуганный взгляд седовласки.
- Прости, я не подумал. - Выдохнул озадаченно Янг, почесав затылок, - Ты рано встала и ничего еще не ела. - Косяк так косят. Девочка от голода сохнет, а он со своими поцелуями пристает. Неудобно получилось. А он еще ее так настойчиво от столика оторвал, даже не подумал, что она проголодалась и сбежала перекусить. Он же для чего-то это принес всё? Но разговор завязался какой-то странный, душевный, тяжелый, слезы, а там понесло. Он даже забыл, что тут есть какая-то еда.
- Так, это.. - Он немного растерялся в смущении, и указал рукой на столик, где уже немного остыл чай. - Пирог, или пойдем потребуем полноценный завтрак? - Кажется, что идти и требовать еду еще бесполезно, по ощущениям для зверя прошло максимум пара минут, а то и мгновений. Сколько же времени утекло на их утро по правде - никто не знал, а про часы на руке просто забыли. Он то сутра уже что-то спер с холодильника пока готовил место. Не полноценный завтрак, голод остался, но живот, как у англичанки, не сводило. Какой же он жестокий - сам поел, а девочке не дал.

Вверх