17, Август 2018, 20:43

Главное
Главные новости
Текущая дата: Зима 2030
В мире всё идёт своим ходом
Последняя новость: Мой лучший летний отпуск!
А ещё: Мы открылись!

Верхом на пушистых неприятностях

Автор Перун, 30, Июль 2018, 01:49

Вниз

Перун

"Верхом на пушистых неприятностях"

Рядовой младший мехник, вряд ли успел со многими познакомится, а после такого несчастного случая с первой миссией, наверняка хочется побыть одному в теплой постели, пусть и в медицинском блоке. Прошло около двух недель, для полного восстановоения ноги недостаточно, но общее здоровье значительно поправили. Кто знает, возможно так случится, что ледяная Хиона, заиграет теплыми красками?


Участники:Джерри Коулман, Яно Сетсуко
Управление: игроки, GM не фигурирует.

Яно Сетсуко

Она страдала. Откровенно страдала куда больше, чем тогда, когда ещё была в плену. Просто потому что под внимательным присмотром врачей ей очень скоро стало лучше, и сама она была уверена в том, что уже совершенно здорова, однако госпиталь Хионы ещё не спешил её отпускать. И это было невыносимо, потому что её уже кормили и поили, больше не проводили никаких тестов, связанных с гипотетическим ядом сколопендр в её крови, но девушка всё равно была в плену. Ей позволяли читать книги, одна милая девушка из лабораторного персонала даже выбрала что-то для застрявшей на больничной койке японки, но это было так скучно! Аж пятая точка чесалась больше обычного. Ещё ей позволялось играть в игры на своём GJ, но Сетсуко спустя пол часа осознала, что разномастные мобильные гонки это даже большее издевательство, чем "Над пропастью во ржи". Разговаривали с ней редко. Как правило потому что убитая скукой девушка могла без умолку болтать сутками, а местные работники были слишком заняты, чтобы выслушивать всё, что она хочет сказать по поводу того, что её интересует. Друзей на базе у неё ещё не было, только пара знакомых из числа таких же рядовых, но они все либо разбежались по миссиям, либо не считали нужным её навещать. То же самое, наверное, относилось к тем хионцам, которые её спасли. А может и нет. Так или иначе, в своём уголке огромного госпиталя техник не видела ни киборга, ни блондинку, ни... короче, никого. Разве что некоторых знакомых ей учёных оставили тут на пару дней, но отпустили значительно быстрее. Сетсуко заскучала по ним практически сразу же.
Ей выдали костыли, чтобы передвигаться, но собственная медлительность её раздражала. В итоге её скакания по госпиталю едва не привели к тому, что эти костыли конфисковали обратно. Или доктор просто напугал её тем, что если она будет безобразничать, их у неё заберут. Впрочем, японка бы, конечно, расстроилась, но потом так же доставала бы всех, прыгая на одной ноге. Ну или ей так казалось. У неё костыли так и не отняли, как минимум потому что ей нужно было посещать душевую и уборную, так что Сетсуко продолжала страдать от своей ограниченности.
В её уголочке никого больше не было. Периодически, конечно, в больничный отсек заходили люди на проверку, но никто не задерживался надолго. А сейчас и вовсе никого не было. Врачи и лабораторный персонал работали над чем-то своим, Сетсу уже выдали все нужные медикаменты на это утро, и она, развалившись на койке, смотрела в потолок. Какая же скука.

Джерри Коулман

Как бы странно это не было, а мутант все же лежал отдельно в карантине, под успокоительными. Не умирал и звать в клетку со зверем ели живую пару не стали. Но даже на столько побитого и раненного вряд ли кто удержит от посещений, по этому и пытаться на стали. Бывший капрал был вполне адекватен, горя лишь одним желанием.
Хвостатый друг вечерами приходил спать в ногах, днем ему находиться в палате было не интересно и сейчас его не было. На базе присутствовала сестра, у которой он настойчиво просил есть все 12 часов, в замен давая себя гладить. Танк тем временем осознал все прелесть крутых соперников. Но упертости ему хватило чтобы, посетить душ, одеться и зайти в комнату. Это заняло время. Он и так не спринтер, а все же две недели маловато чтобы прийти в себя после таких ран. Там подобрал крутившегося Леона, который радостно встретил большого друга на ногах.

Медицинский отсек, все же нужно уважать. Пришлось на форму накинуть халат чтобы никто не ворчал. А еще действовать мимо персонала, чтобы его не уложили обратно. В принципе персонала тут не много, сами жители базы на всех битовых делах. Ну мы не мы если с кем-нибудь не договоримся.
В комнату с палатами тихо постучали и заглянули. С этим внизу заглянула еще чья-то рыжая пушистая морда, покрутив носом по сторонам и посмотрев на мужчину сзади. Роман зашел в отсек тихо, прикрыв дверь за собой. С ним проскочил зверек, шмыгнувший под кровать Яно. В свободной руке был букет полевых цветов самоё разнообразной цветовой гаммы. Цветы на Хионе достать сложно, и пришлось делать это через общую доставку.
Сестуко не спала, а так как она была одна в блоке, Роман сразу поймал на себе взгляд.
- Привет. - Мужчина медленно подошел к больной мягко улыбаясь. Мутант мутантом но времени на восстановления после его побоев нужно много, некоторые царапины еще остались, но эти мелкие и в приделах видимости вроде щеки или подбородка. Руки были в перчатках, как подобает. Мужчина поставил цветы в вазу, все любовно находилось рядышком в тумбе, позволяя порадовать болеющего. После подтянул к койке табурет и присел на него. опер локти на колени и сложил пальцы в замок.
- Как вы себя чувствуете, Тануки? - Тем временем что-то, видимо обнюхивая костыли девушки, опрокинуло их и спряталось под кроватью. Блондин тихо укоризненно проворчал в сторону кровати. - Как тебе не стыдно? - В прочем после снова обратил взгляд на девушку, вроде никакой аллергии у нее нет. Хотя.. кто его знает.



Яно Сетсуко

На стук в дверь она отреагировала, наверное, как сторожевая собака. Ну и что, что это скорее всего не к ней, интересно же, кто пришел. Да и вообще, японка уже завыть могла от одиночества, откровенно скучая даже по тому, как много было повсюду людей у неё на родине. Да и вообще, по чему только она не успела тут соскучиться десять раз подряд. Яно приподнялась на постели, смотря на дверь. Сперва кто-то просто заглянул в помещение, а там и зашел. Сетсу, правда, сперва отвлеклась на маленькое животное, которое проникло сюда с открытой дверью и почему-то избрал убежищем именно её кровать. Проводив животное взглядом, Сетсуко вновь подняла взгляд на гостя, чтобы наконец его разглядеть.
И сломалась.
До этого момента она, честно говоря, не разделяла одержимости своих подруг и знакомых на родине внешностью европейских мужчин. Вернее, даже, западных. Таким был её дедушка, но даже наличие в её семейном древе иностранца не изменило её скептичности к мужчинам другой национальности. Ну, подумаешь, у них немного другое строение и другое мировоззрение. Но сейчас произошел вот этот момент. Что конкретно произошло - трудно сказать, Сетсу вам точно ничего внятного не скажет. Но это было похоже на рассказы о любви с первого взгляда. Сердце начало биться быстрее, голова капельку закружилась от его улыбки, да и, наверное, стой она, коленки бы наверняка подкосились. - Господи - Штирлиц никогда ещё не был так близко к провалу, Яно очень попыталась скрыть все эти странные и непонятно откуда взявшиеся ощущения, однако такое ты от мутанта наверное и не скроешь. Особенно, если он с тобой здоровается, а ты краснеешь, как помидор, и вздыхаешь так, как будто тебе только что подарили новенькую ламборджини с бантом на капоте.
А он ещё и цветы притащил. А она не помнит, кто он такой. Или не знает, тут уж трудно сказать, но спасибо тебе, шикарный мужчина, что ты пришел. А за костыли не переживай, пусть валяются. Сетсуко наверное будет не против, если с ними что-то случится, новых ей не дадут, и этот красавец станет носить её на руках. Так и нога может не заживать, чёрт бы с ней!
- Мне очень стыдно. - Ответила Тануки на вопрос, который предназначался явно не ей. Если бы ей сейчас позволяла мобильность её тела, она бы скрылась от всего этого смущения под одеялом, но увы. Пришлось закрывать лицо руками и ругать себя за все эти грязные мысли. На каких ещё руках он тебя таскать будет, ты идиотка совсем? Ты даже не знаешь, кто это!

Джерри Коулман

 - А? -Блондин на мгновение не понял почему девушке стыдно, а после подумал, что она расценила вопрос, адресованный монсу, как к себе. Боже, как не удобно! Ну все как обычно, пришел сделать приятно, а в итоге девочке теперь за что-то стыдно. Да как он мог?!
- О, прости. Я не вам. Вам не за что стыдиться! Прошу извини моего монса. Он дикий и по этому такой любопытный, везде нос свой сует. Я борюсь с этим, но, признаться честно, сам такой же наверное. - Из под кровати с одной стороны выглянул кусочек пушистого хвоста, с дрогой, возле Гримма лисий нос с усами. Мужчинамогко опустил мордочку монса пальцами, от чего тот спрятался под кровать и фыркнул.
- Вы наверное не помните меня... -зверь поймал разнообразие запахов, вспыхнувших от девушки в эмоциях, и это как-то сильно начало на него действовать. Возможно возбуждение, возможно интерес, но это было приятно. - Мой позывной Гримм. Зовут меня Роман Владимирович. Я пришел просить прощения за поведение там в катакомбах. - Мутант перебирал большими пальцами. Ему было стыдно и почему-то сильно волнительно. Хвостом бы вилял, но он решил не пугать этим девушку, мало ли вспомнит. И по этому был полностью только при своем теле. Зверь из под кровати смело вышел наружу, видимо наигравшись и посматривал помещение, принюхиваясь к разным вещам.
- Боюсь я виноват в состоянии вашей ноги. К сожалению, ..мне пока трудно контролировать подобное состояние, и.. - И что ты хотел сказать? Что? Да, мне нечем себя оправдать. А говорить ей что ты дикарь без мозгов, как-то не хорошо при знакомстве. - В общем, нет мне оправдания. Готов искупить свою вину. Правда пока у меня не много идей, но надеюсь вы поможете с этим. - Гримм уткнул глаза вниз, собственно не далеко, а всего лишь, рассматривая ноги Сетсуко, но было что-то во взгляде... ему стыдно. Да и он почему-то волнуется, как на первом свидании.
- Леон, нельзя! - Если до этого мужчина говорил тихо, на грани громкого шепота, то сейчас о сравнительно громко для общих ушей, подал голос. - Уйди оттуда, там все чисто и стерильно, уйди! - Устремив взор на непонятного вида небольшую лисицу, усевшуюся на другую койку, мужчина нахмурился. А зверь насторожился навострив уши, смотря на хозяина, пригнулся. Но слез с кровати только после конца реплики, и потрусил на выход из блока, возможно даже обидевшись, что тут нельзя никуда лезть. Сел под дверь и сидел какое-то время отвернувшись от всех гордо.

Яно Сетсуко

Он рассказывал ей о том, как ей не надо стыдиться, а она умирала от стыда прямо тут, вот на этой койке. - Да вы.. да я.. да ну это... - попыталась она его прервать, убрав руки с красного лица, но что-то как-то не получилось, речевой аппарат явно отказывался как-то сотрудничать. Мозг где-то на заднем плане сохранил информацию о том, что это монс этого мужчины, однако оценить по достоинству лиса можно будет только тогда, когда девушка научится отрывать взгляд от его хозяина. Господи, Сетсуко, прекрати на него пялиться! Это же дико неприлично.
Следом он начал рассказывать о том, зачем, собственно, пришел, а Яно развесила уши. Какой у него приятный голос... И инцидент в катакомбах она вдруг готова была ему простить. Вернее, дело в другом. Ворчать она могла бы на Айрх или Искру, поскольку именно их в основном ассоциировала с достаточно неуклюжей спасательной операцией. Впрочем, сейчас степень её недовольства произошедшим уменьшилась. Ну, подумаешь, не рассчитали свои силы, с кем не бывает. Она тоже не рассчитала все риски, когда попёрлась с учёными в ту клятую пещеру.
- Да ну. То есть... ну как. Вернее... - нет, речевой аппарат явно не хочет работать с ней вместе. Матушки, какие у него глаза. - Меня зовут Яно Сетсуко, и я... ох. Ну вы же меня спасли. Я не могу вас ни в чем винить, я благодарна. - Здесь вдруг стало жарко, или это только Тануки? Матушки, он что вообще только что сказал? Что готов как-то загладить свою вину? Так, главное не кричать и не пищать. Не дать ему подумать, что девушка какая-то странная или сумасшедшая. Господи, что придумать?! Сейчас он ещё подумает, что она какая-то извращенка. - Спасибо. - Потом она немного помолчала. Видимо, думая над тем, что же она всё же хочет.
- Заберите меня отсюда. Мне всё равно куда, мне всё равно как. Я просто не могу больше здесь находиться. Пожалуйста.

Джерри Коулман

#6
30, Июль 2018, 16:07 Последнее редактирование: 30, Июль 2018, 16:11 от Джерри Коулман
 - Хиона не военная база и.. Думаю, мы можем перейти на ты..? - Гримм завороженно рассматривал покрасневшее лицо японки, слушал ее попытки говорить, не перебивая. Успел начать переживать из-за языкового барьера, ведь в планах учить японский не входило пока. А потом оказалось что все нормально, и она умеет говорить. Зверь немного расслабился, даже не вспомнив что она говорила тогда в тоннеле и вполне свободно на английском. А сейчас даже как-то неудобно было за то что он вогнал Яно в такое состояние. Хотя это скоро прошло... Видели бы остальные ее так же как этот зверь. Он видел каждое движение, ноги или руки, пальцев, малейшую смену направления глубоких зеленых глаз, и слишком внимательно - за лепетанием пухлых губ. Совершенно забыл о том, что творится вокруг.
 От того как быстро и легко его простили, создалось впечатление, что девушка просто не поняла за что его прощать надо. Но пожелание он получил и пока оставим все неприятные подробности.
 - Прививку N давно делали? - Танк осмотрелся, видимо что-то продумывая, и протянул руку похлопа по краю кровати, приглашая сесть поближе. - Думаю мне разрешат порадовать такую принцессу. Есть хочешь? - Отодвинув табурет, мужчина стал на одно колено и взял рядовую одной рукой под бедра. - Держись за меня, ладно? - Это врядли было пренебрежением, просто, девушка маленькая и достаточно миниатюрная чтобы уместиться на одной руке, а именно на предплечьи, у  русского. Ее подняли без сложностей, даже позволили не одевать форму. Больной можно. Девочку понесли на кухню.

Яно Сетсуко

- К-конечно... - выдавила она в ответ на предложение Романа. "МАТУШКИ РОДНЫЕ, КАК ЖЕ БЫСТРО ЭВОЛЮЦИОНИРУЮТ НАШИ ОТНОШЕНИЯ" - на грани паники кричал её внутренний голос, а она тем временем пыталась вспомнить, как дышать. Стоило надеяться, что её организм скоро уже успокоится и перестанет так себя вести. Но как можно было просто взять и успокоиться, когда рядом с ней сидел такой мужчина и ещё улыбался своими дурацкими красивыми голубыми глазами и да, именно улыбался глазами, и ртом улыбался, и весь такой вообще. Или он не улыбался, а она просто дура и сидит пялится на него во все глаза. Хиона в этот момент могла бы подвергаться нападению. Весь мир в этот момент мог бы рушиться. И она бы этого не заметила. Она чувствовала себя неловко, и в то же время всё происходящее казалось совершенно естественным. Хотя нет, враньё. Не естественным, но пусть так продолжается подольше. Собственно, именно так люди и забывают о предосторожностях.
- Нет. Минут пятнадцать назад. - Всё же, с таким обилием различных мутантов на Хионе, это было почти стандартной процедурой. Или, может, кто-то из врачей всё же предполагал, что очень скоро у Сетсуко будут гости, а потому держал её под защитой. Сначала Сетсу не поняла, чего ради мужчина хлопает по краю кровати, но спустя долю секунды до неё таки дошло значение этого широко используемого жеста. Похлопав ресницами, она весьма доверчиво всё же подвинулась поближе, и едва не взвизгнула вслух, когда её подняли. Всё это было так волнительно! Кажется, она издала таки какой-то звук, но он явно не означал недовольство или страх. Но на всякий случай женщина всё же вцепилась в мутанта всем, чем только могла. В глазах её удивление медленно сменялось восторгом, и вот она уже улыбается, как ребёнок.
- Хочу - ответила она, повернув к нему голову и взглянув в его глаза.

Джерри Коулман

На выходе из отсека, Гримм потянул с плеча халат, сняв его, и повесил на вешалку. В открывшемся двери выбежал зверек пробежав в направлении кухню и вдруг остановился, обернувшись назад, проверяя куда идёт мутант и точно ли на кухню. Сержант все же туда и направился. По пути достав КПК и набирая сообщение кому-то, что-то про то, что ты можешь быть свободна и больная под присмотром на сегодня. Сидя на руках, девушка возможно ощутит, что мутанту тяжело двигаться и это не связано с ее маленьким весом. Он немного прихрамывал на одну ногу, но виду не подавал. - Ты не сказала, как ты себя чувствуешь.
Проходя на небольшую кухню, танк сразу подошел к холодильнику, открыв его. Почувствовался контраст холода с горячим телом.
- Что будем есть? - Одно он не учел, с высоты своего полета Сетсу не сможет увидеть все содержимое холодильника, разве что верхние полочки. Но чуть погода, мужчина присядет, заметив узкий ракурс обзора. - Умеешь готовить? - Как бы невзначай поинтересовался Роман доставая из морозилки сырое мясо. Все движения не позволяли Яно даже подумать что она может упасть, в компенсацию, это все было медленно. Не дай бог ее уронить или самому упасть. Порезы пришлось вскрывать и доставать оттуда слизь, а после зашивать обратно, и ощущения были не самые приятные. Швы для него делали прочными нитками, но это все равно еще чувствовалось. Похоже снятие ниток придется отложить дальше чем планировалось.

Яно Сетсуко

Кажется её таки несли на кухню. Это она заметила не сразу, так как куда больше её таки интересовало лицо её очаровательного спасителя и монс, который бежал совсем рядом. Собственно, на эти две вещи девушка и обращала основную долю своего внимания. Да и вообще, её позиция позволяла хорошенько прочувствовать Романа, послушать, как бьется его сердце. Кажется, что-то было не так в его походке, но Сетсу не стала заострять на этом внимание и задавать вопросы. Вот уж чего девушка не хотела, так относиться к своему новому знакомому, как к слабаку.
- ...Сложно. А ты? - ответила она на повтор вопроса, вновь немного покраснев. Относилось ли это к её физическому телу? Трудно сказать. Пожалуй, нет. Физически она чувствовала себя чудесно, и её смущала только травмированная нога, однако внутреннее самочувствие... Впрочем, шквал эмоций мужчина наверняка ещё чувствовал. Даже сейчас, даже капельку успокоившись, японка ощущала ядерное смешение смущения и радости от всего происходящего, и откровенно не знала, что с собой такой делать и куда себя деть. Впрочем, выбора у неё не было, она уже в сильных мужских руках и никуда оттуда не денется даже при желании. А желания нет. Зачем? Ей и без того комфортно и тепло. Ну или не до конца. Когда Роман открыл холодильник, Яно рефлекторно прижалась к нему сильнее, явно предпочитая горячее тело холодной машине.
- Что-нибудь, чего нет в меню госпиталя. К тому же, на базе не приходится выбирать. Что у нас есть?.. - с любопытством спросила она заглядывая на полки. - Ох, не знаю. Дайте мне банку рыбных консервов и булочку, и я буду счастлива. - кажется, кто-то потихоньку начинает привыкать к тому, что её носят на ручках. Быстро, однако! - Западная кухня мне пока не даётся. Но я учусь.

Джерри Коулман

- Сложно? Ножка болит? - Как жалко что его паре не помогают его прикосновения. Это так удобно и приятно. Она может это сделать для него, а он нет. - Не хорошо вышло, да... - Немного замялся блондин, почесав затылок. - Я? Живой. Влетит от медика, но так я быстрее пойду на поправку и он об этом знает. Не беспокойся. - Это было приятно, даже не смотря на то что вопрос был фиктивным.
- Банку консервов и булочку? Набор туриста. Ты любишь походы? - Хохотнул русский, вытаскивая из холодильника готовое пюре и переставляя на стол, несколько яиц, овощи. Мясо положил в микроволновку, поставив на размораживание. Нет он не расстроился что девочка не готовит, ведь сам не плохо в этом разбирается.
- Тебе нравится западная кухня? А восточная? Какие кстати там блюда в восточной кухне? - Он ведь не ошибся? Нет? Очень надеется, что нет и девушка все таки с востока, иначе она может обидеться.
На базе было тихо, почти никого не было и Сержант, после изъятия всего из холодильника посадил девушку рядом на стул за барной стойкой. И уже желая вернуться к плите остановился, присев возле Яно на корточки, подцепив пальцами ладошку Тануки.
 - Знаешь, если быть честным,.. - Мужчина провел пальцем по руке, которой Яно тянулась к морде льва пару недель назад. Он смотрел на ее руку. - Это ты там всех спасла. - Абсолютно, ведь Астрид не могла стрелять и зверь бы убил всех, кого догнал. - По сути моего же приказа, Астрид, должна была меня застрелить, после того как я разберусь с главной проблемой туннеля. Я не видел и не чувствовал ничего человеческого... Ярость, злость, превосходство, желание уничтожить все живое вокруг. Я потерял себя. - Гримм рассматривал маленькие ручка японки, находя глазами все царапинки. Ему было тяжело поднять взгляд, словно стыдно за себя. Ведь он провалил дело. Он лично, всех похоронил на этой миссии. И если бы не случайность с Сетсу, он бы убил всех и киборга и сестру, и ученых.
Роман положил руку шатенки на свою щеку, где она лежала тогда, раньше, касаясь шерсти, усов и клыков, и поднял взгляд на виновницу его жизни. Он был благодарен и не только за себя. считал нужным объяснить важность ее поступка и вообще ее присутствия. Ученые и медики обычно грубо огорошивают тем, что "ты пара того чудовища, теперь ты с ним вечно. Иди читай конспект". Это кардинально не правильно.

Яно Сетсуко

- Нет. То есть да, немного, но это не то, что я имела ввиду. Уф, оказывается тут тоже сложно - удивленно проговорила она, продолжая рассматривать мужчину во все глаза. - Понимаешь, я вижу тебя впервые сегодня. А мой организм уже ведёт себя очень странно. Послушай. - Если ей удастся поймать лапищу своего нового знакомого, она положит её себе на грудь. Впрочем, её учащенное сердцебиение ему наверняка и так было слышно, но это был общепринятый романтический жест из фильмов, так что его и исполняем.Сетсу вообще вся трепетала, и её бросало то в жар, то в холод, а от некоторых произнесенных ею сейчас слов хотелось провалиться в землю. Боже, какой же скандал! Она в прямом смысле вешается на иностранца. Но ей это определенно нравится.
-Ну как сказать. Я не дикий фанат, но и не ненавижу походы. Хотя, откровенно говоря, больше предпочитаю поездки, желательно на большой скорости - Яно прямо таки расплылась в улыбке, представляя себе столь желанную поездку по ночной дороге. Господи, когда же она теперь сможет снова сесть за руль? Но пока Тануки размышляла о своей прекрасной и чистой любви всей жизни, вновь активизировалось лицо, рискующее активно конкурировать с её любовью к технике. Или это просто женский мозг торопит события? Или нет. Он взял её за руку и сел перед ней.
"О БОЖЕ, ОН ЧТО СЕЙЧАС БУДЕТ ДЕЛАТЬ МНЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ?!?!?!" - встрепенулась она, только потом поняв, что сел он на корточки, а не на одно колено. Впрочем, может это такой культурный обряд у русских? Господи, что происходит?! Но нет. Роман толкнул ей речь, от которой у Яно подступили к глазам слёзы. Трудно сказать, почему. Сперва девушка погладила большим пальцем щеку блондина, а потом и вовсе подалась вперёд, чтобы обнять его. Японцы, конечно, очень ценят своё личное пространство и обниматься обычно не любят, но почему-то именно в этой ситуации такой поступок казался правильным. Ну или естественным, трудно сказать. Ей просто очень хотелось его утешить. Ей казалось, что он очень хороший человек, и не заслуживает того наказания, которое сам себе назначил.
- Но ведь теперь всё хорошо, правда? Мы все живы и все в своём уме. Я рада, что Астрид не смогла в тебя выстрелить.

Джерри Коулман

Сентиментальные девочки это прелестно. Девочки должны уметь плакать, кто-то же должен.  Но когда на этих больших детских глазах появились слёзы в груди что-то сжалось и отозвалось недовольным рычанием на ситуацию, хорошо что это осталось внутри. Однако кроме волнения он ничего не чувствовал агрессивного в её запаха. Это весьма странно, ведь суть одна и та же у эмоций. Она нервничала и переживала сильно, чувства из нее лились через край. И это немного напрягало, а не делает ли он ей больно. Не боится ли она. Но все развеялось тем, что Сетсу сползла с барного стула к нему на шею, обнимая.
Девушку обняли, положив ладонь на спинку и погладив мягко. Неожиданно резко стирается барьер, и ситуация поглощает своей приятной теплотой. В отличии от той, когда руку мутанта положили на грудь, как в романтических фильмах. Кхм, на грудь. Если Роману не изменяет память, в фильмах этим жестом женщины соблазняли мужчин... Или он смотрел не правильные фильмы? А вдруг в Японии это не имеет сексуального подтекста, в итоге танк просто потерялся, когда его ладонь легла на "сердце" - не хотелось как-либо обидеть или смутить будущую невесту своей прямотой и пошлостью. Все же культура Японии далека от него.
- Да. Лучше не бывает! - Не громко проговорил зверь вдыхая запах кожи Яно. - Можешь не отпускать. - Где-то под руку девушки тиранулась рыжая морда, монс ластился, чувствуя идиллию и терся о того, до кого достанет, стоя передними лапами на ноге Сержанта.
- Пс, эй, Лео, у меня тут романтика, не видишь? - Тихо осуждающие прошептал мутант, но на зверька это не повлияло почему-то, а приказы ему не отдавали по какой-то причине. Монсы ведь слушаться должны. А этот нагло внедряет свою пушистую морду в чужие объятия. - Третий лишний, ты не поместишься. - Посмеиваясь комментировал Роман. А монс тем временем залез на колено и поставил лапку на плечо Сетсу, обнюхивая ее ухо и щеку мокрым носом.
- Так, кто-то тут теряет совесть. Это должен быть кто-то один. - Не зависимо от того, возьмёт девушка маленького лиса на ручки или нет, ее посадят обратно на стул, не хотя выпуская с объятий.
- Ты что-то говорила о скорости. Машина или байк? - Танк встал и вернулся к еде, микроволновая печь звякнула ещё пару минут назад. Поставил сковороду на плиту и, надев фартук и перчатки, достал мясо, занявшись его разделкой.

Вверх