19, Октябрь 2018, 17:29

Главное
Главные новости
Текущая дата: Зима 2030
В мире всё идёт своим ходом
Последняя новость: Мой лучший летний отпуск!
А ещё: Мы открылись!

Тень ушедших секунд

Автор Голограмма, 05, Май 2017, 19:36

Вниз

Слава Воронцова

Что ж, ладно. Придержимся своих же слов, когда-то сказанных в далеком прошлом кому-то, - не помним кому, - что чая много не бывает. Главное, чтобы Славу потом от него тошнить не начало. Но прежде все же понадеимся, что фразы из разряда "милый, я прекрасно знаю твои возможности, но мне и трех пачек хватит". Или же другой выход: сообразить мини-компанию и продавать этот чай. Или сделать небольшие павильоны на улочках какого-нибудь города, в которых всегда будут приветствовать душевной улыбкой, а за незамысловатой беседой напоют чаем, который после можно будет приобрести на развес себе домой. Мечты-мечты.
Как ни странно, но разговор опять отложили. Но ведь рыжая и в самом деле хотела начать разговор за ужином, а не после него. Но настаивать не стала. А то с этими разговорами и подавиться можно, и довести до того, что все к чертику остынет. Потому молча и спокойно едим и не паримся. Что ж, в отличие от Людвига - Славе манерам еще учиться и учиться. Нет, сиди она за нормальным столом, да еще и в общественном месте - среднестатистический люд вряд ли бы заметил существенную разницу между этими двумя. Но дома за этим следить, по мнению Славы, не обязательно вовсе. Конечно, то, что она не залезла на предмет, на котором восседает, с ногами - уже явный прогресс во влиянии Людвига. Но вот тарелку иногда даже брали в руки, придерживая за дно и поднося ближе к лицу. Как бы это печально не выглядело, ела Воронцова тоже... много. Хоть и не торопясь, но довольно быстро, иногда запивая чаем. А вот моменты с подаваниями-подливаниями выглядели очень мило. Особенно при том, что иногда Каспер даже не тянулась и не просила, а лишь подумала о чем-то, но не решалась за этим тянуться, мешая Кукольнику.
По окончанию же вытерев губы салфеткой, вновь взялась за чай. Как и прежде - обхватив чашку обеими руками. Как начал вдруг говорить медиум. Рыжая перевела на него взгляд. Вначале непринужденный и внимательный. Но под конец он все же стал хмурым и пристальным. Женщина не произнесла ни слова. И не произнесет. Но взглядом мужика сверлить продолжит. Молчание - знак согласия. Отчего-то она уже итак знала, что переубедить Монтгомери в данной ситуации не выйдет никак.

Людвиг Монтгомери

А ведь это оказывается довольно приятно, когда за тебя искренне переживают. Корень сменившегося настроения Славы мужчина, безусловно, понял. И обижаться на попытки ментально просверлить в его голове дырку он не собирался, в чем-то наслаждаясь происходящим и переживаниями девушки, напоминая психологического садиста. Сквозь этот тихий восторг, конечно, пробивалось и ласковое нежелание перебарщивать с моральным давлением на Славу, но тут уже ничего не поделаешь. К сожалению, он в любом случае - рад ли он тому или нет - не мог успокоить напарницу, в последний момент изменив и без того выстраданный план, потребовавший тяжелой подготовки. Тема давняя, сложная и покрывшаяся пылью, как факт, хотя и как назло активная даже из-под многолетнего осадка… Сдать позиции с перспективой решить проблему, наконец, за одну миссию, просто ради спокойствия женщины, Кукольник не может.
- Завтра, - продолжил он, получив согласие хотя бы в виде молчания, - мы отправляемся на светский раут к ближайшему другу и соратнику твоего бывшего работодателя. Официально я не знаю, кто он, из-за чего и являюсь спокойно на правах своего внешнего гражданского образа, не вызывая у него подозрений к моим планам. Я предпочитаю шпионить с помощью наемников, - заодно объяснил мужчина, почему так вышло, - это понижает шанс понять, откуда дует ветер, даже если кто-то и заметит «хвост». Но он тоже знает, кто я, хотя и может сначала вести себя максимально добродушно… впрочем, полагаю, меня лично он будет избегать. От медиума тяжело скрыть неприязнь, будь ты хоть лучшим актером в мире - разве что сразу следует озаботиться раздвоением личности…
Людвиг позволяет себе юмор, пусть и своеобразный! Вот же времена пошли.
- Помимо меня, - принялся развивать тему Джонатан, - приглашено еще несколько не-людей. Я их знаю. Большинство, скорее всего, известны и ему. Или он их проверяет, имея лишь подозрения. Возможно, он запланировал перебить нас сразу после раута, возможно, попытается перспективно отравить на будущее на нем самом. Сколько из них наравне со мной понимают, куда идут, я не знаю - попытаюсь незаметно побеседовать со знакомыми, с кем-то попрошу побеседовать тебя. У нас есть шансы увеличить такой вербовкой группу сопротивления. Основная задача - понять, что он задумал, остановить процесс и перебить или переловить виновных. Максимально избежать смертей среди его целей. Дождаться появления или наводки на местонахождение твоего бывшего работодателя, взять и его.
Избежать смертей среди жертв? Людвиг разве пил сегодня? Обычно он готов пожертвовать хоть сотней, дабы идеологически спасти тысячу… Впрочем, не стоит забывать о психологии. Даже столь устоявшееся в характере создание, как Древний, может начать меняться под влиянием собственных попыток задобрить кого-то другого - в данном случае, Славу. Два раза привел пример, пытаясь достучаться до её совести, три раза доказал разнообразно, в том числе жестоко, свое мнение, а там вдруг, и сам стал ближе к тому, что пропагандировал в желании разбудить чужую мораль. Всё же, где-то глубоко в нем до сих пор живет добрый, хотя и кажущийся безразличным, врач-педиатр. Просто слишком много переживший.
- Я бы хотел, - заметил мужчина, - доставить обоих лидеров Хули-цзиню живыми… но это необязательно.

Слава Воронцова

Так. Ну... с чего бы начать. Начнем, наверное, с того, что реакция рыжей продолжала омрачать нагло лик рыжей, не давая проходу даже словам. Женщина продолжала молча слушать, хоть уже и перестала сверлить мужчину своими зелеными глазами. Несколько недовольная мимика с ее лица ушла, но она продолжала все еще по-своему хмуриться. Просто теперь отвернула голову от медиума, смотря то куда-то перед собой, то в пол, то на чашку в руках, пока не вернула оную на стол. Положение ног она сменила, просто целиком забравшись на мебель, на которой сидела, одну ногу подобрав под себя, а вторую согнув в колене, обхватив руками и - то упираясь в колено губами, то подбородком, то лбом. Один раз косой женский взгляд упал на Людвига, когда тот шутканул, однако говорил он скорее о том, что собеседнице как-то вообще не смешно. Напоминая скорее отбитого от родительских рук ребенка, который смиренно ждет, пока его отчитают за очередной косяк, а после невозмутимо идет исполнять свое наказание, ибо деваться ему некуда, а то, какой он плохой, уже словно нацарапано у него на черепушке. Впрочем, Славе деваться действительно было некуда, только смириться. Если она по воле внезапно упавшей лампочки на ее рыжую макушку не придумает свой план и не убежит его исполнять, пока медиум отвернулся. А ведь она может действовать быстро. Впрочем, задумавшийся взгляд уже успел задержаться на несколько секунд на телефоне, что лежал на другом краю стола.
Она терпела. Она старалась сохранять спокойствие. Но в отношении Джонатана сбои в ее поведении прослеживаются регулярно.
- А если путей отступления не будет? - резко повернувшись к седому совсем не резко спросила Воронцова. Не смотря на бурю внутри она все же умудрилась говорить на приглушенных тонах с некой осторожностью и мягкостью, -..там все, что угодно может случиться. Или ты забыл, что они убивали пар, чтобы избавиться от мутантов? Это подлые трусы, которые стреляют в спину. Выговорилась, да не совсем. Когда-то же ей должно было стать страшно. Неприятное чувство. А из-за того, что еще и новое, в первую очередь у Славы была готовность впечататься головой в стену. А нежелание просто видеть эту стену побудило девушку просто отвернуться от мужчины: теперь уже вообще макушкой, а не боком.
- Почему нельзя просто выйти на соратника без раутов, раз уж мы все равно знаем, кто это, и выжать из него все, что он знает? - если и есть объяснение "а почему нет?", то Каспер ооочень хочет его услышать. Может, тогда она и поддержит план.

Людвиг Монтгомери

И всё же, это Людвигу со всеми легко. Будучи медиумом и обладая ужасающим по длине жизненным опытом, он читал людей как книги. А если хотел, то как справочники или базы данных. С ним же было сложно даже тем редким личностям, что могли похвастаться фактом, что хоть немного его знают. А их в мире немного и Слава этот список с некоторых возглавляет. Итак, что же на уме у этого полностью контролирующего свои лицо и взгляд мужчины, мысли которого невозможно прочитать? На вид он слушает собеседницу с абсолютным спокойствием, сидит себе чай медленно попивает.
Но вот, последовал ответ. Столь же сдержанный в тоне, как и внешний вид. Пожалуй, в этот раз мужчине все же излишняя эмоциональность девушки не понравилась… да, однозначно. Однако, подать пример и попытаться достучаться до неё ему ничто не мешает
- Вот как раз из-за таких резких действий и откровенной эмоциональности с нашей стороны, - сделал замечание он, - эта команда до сих пор и активна, даже если у кого-то и получается брать её «шестерок». Ты помнишь об их подлости, но забыла об изощренности и хитрости, что из оной вытекает. Подави эмоции, иначе мне придется экстренно менять в последнюю фазу напарника. А мне бы этого не хотелось.
Пауза, дабы дать девушке подумать. Кукольник крайне не желал приводить свою угрозу в исполнение, но если Слава продолжит пытаться мешать эмоциями, то у него не останется выбора. Иногда цели бывают куда выше наших собственных желаний… Было бы странно, не понимай он это в своем возрасте. Где-то внутри даже кольнула было мысль, что в исполнении угрозы будет и свой плюс - девушка окажется в безопасности. Но это уже его собственные эмоции, он немедленно подавил их.
- За всеми, безусловно, следят с тех пор, как мы оказались в зоне досягаемости, - напомнил медиум очевидную вещь, - начнем контактировать с другими раньше времени - вызовем подозрения. Пока они уверены, что никто не понимает, куда и к кому приехал, они спокойнее и менее осторожны. А боем и пытками мы пробьемся максимум к разменным монетам, «шестеркам» и наемникам, вроде тебя в свое время, - заключил он, - как и случалось ранее. Они бесполезны, мы должны подобраться к лидерам.

Слава Воронцова

Ну, что ж... пока Людвигу до ближайшего его перемещения по пространству комнаты ярко светит перспектива общаться со спиной и затылком Мстиславы. При том безответным монологом, поскольку затылок учиться разговаривать вот прям в эту минуту не захотел. Максимальный ответ девушки остался скрыт в ее эмоциях. Медиум мог отчетливо разобрать, как всякие эмоции просто растворялись в теле рыжей. Но не все так быстро. Все же слова его так же на ней отразились, а уже после начала образовываться стена.
На словах о смене напарника девушка отреагировала более явно, нежели до этого. Даже этого легкого поворота головой в сторону мужчины, было достаточно для понимания, что она все же слушает. Но только, на сколько мог заметить древний, а с его ракурса он даже при повороте его собеседницы головы не смог бы увидеть ничего дальше скулы. Однако ресницы и говорили об опущенном взгляде. Хмурится? Печалиться? Настроение ее было размыто. Ей явно стало неприятно. В груди что-то кольнуло, но Воронцова моментально это поспешила спрятать. В ней было рвение что-то сказать еще, но она опять же подавила в себе и это, решив не спорить с мужчиной. Предпосылкой к тому было даже не то, что ее могут отослать, а она этого не хочет, - нет. Некоторые слова расценивались, как приказ. А приказы не обсуждаются. Всякие обиды запихивались в одно место вместе с собственным мнением. Уж больно в этом плане Слава была категорична. Нужно хладнокровное исполнение - получайте.
- Я поняла, - ровным тоном отозвалась Каспер напоследок, с задумчивым сосредоточенным видом смотря куда-то в пол, но так и не повернувшись к Джонатану.

Людвиг Монтгомери

Говоря откровенно, Людвиг не помнил, что он старше Славы по званию. Для попечительства и опеки, но при этом и давления в некоторых диалогах, ему хватало и тех фактов, что он старше по самой сути, да и опытнее. В результате мужчине было не лень иной раз и объясниться, уточняя детали в процессе, почему он прав и зачем его в той или иной ситуации послушаться - как и произошло пару минут назад, хотя и пришлось для ускорения перейти к специфической угрозе. Да и не привык он к разнообразным «да, лейтенант, разрешите… сэр!». Благо, в Андромеде дисциплина носила совсем другой характер, хотя уровни влияния кадров на базе и миссиях и соответствовали чему-то, напоминающему звания - иногда даже назывались по альянсовому типу, но смысловая нагрузка поведения всё равно отличалась. Кукольника это вполне устраивало, но если девушке где-то мерещатся приказы лейтенанта специалисту - это, пожалуй, её право.
Способен ли обычный человек спрятать свое сознание от столько мощного медиума? Разве что он умеет просто их растворять, впадая в апатию - и то nisione апатию и «диагностирует».  Хотя, признаться, с медузами бывало тяжело даже Кукольнику. А атрии - вообще камень преткновения. Но девушка к ним вроде как не относится? С другой стороны, Людвиг, пусть ему это и далось неприятно, не может себе позволить заняться чувствами Воронцовой - если эмоциям, опять-таки, поддастся уже он сам, то миссия точно обречена. А она и без того по сложности напоминает попытку переместить Килиманджаро в другое полушарие.
- Расслабься, всё будет хорошо, - подал голос Людвиг, с легкостью смешав смысл фразы с голосовым гипнозом. Действовал он аккуратно, даже фразу вплел вполне себе по смыслу беседы, но силами во влияние вложился, как положено. Он не хочет, чтобы ей было плохо или она впадала в состояние ледяного биологического робота. Именно поэтому использовал не то же выгодное для миссии «успокойся» или «сосредоточься», и именно простое человеческое «расслабься». Под ним девушка сможет и чай с наслаждением пить, и спать сладко и с восторгом… а к утру влияние уже десять раз спадет, посему о пике деловой активности поговорим потом.
- С утра созвонюсь со своими шпионами в городе, - поведал он, - пока ты будешь в салоне красоты. Сегодня необходимо выспаться, но… необязательно сейчас. У тебя есть любимые фильмы?
Людвиг и сам не поверил, что заговорил о фильмах. Но заняться чем-то надо, да и Славе такой быт может быть приятен. Несмотря на то, что он устал от давления города, а солнце уже село, время же не давило на пятки. Если никто здесь не планирует проспать двенадцать-тринадцать часов, что очевидно многовато и даже в ущерб, то на как минимум один фильм или альтернативное развлечение, примерно равное по минутам, время у них есть.

Слава Воронцова

Расслабишься тут. Охранять, допустим, объект или человека, с которым связывают отношения чисто сугубо деловые и следить, чтобы не укокошили близкого: ни кто-то другой, ни ты, ни он сам - не совсем одно и то же. Все равно, что врачу оперировать, скажем, своего ребенка. И, казалось бы, плевая операция, которые он делает по десять на неделе, и еще немало сделает в будущем... а руки все-равно трясутся при осознании, что в твоих руках часть твоей жизни, твоей души и даже твоего будущего. Но нам говорят расслабиться. И поскольку не обошлось без невидимых влияний со стороны медиума, то ясен перец, что все же дурные мысли начали разглаживаться. Хотя рыжая все так же продолжала держаться камушком и не поворачивалась к Людвигу даже туловищем. Кроме того, обхватила руками обе коленки и расслабленно обмякла в кресле, плечом прильнув к его спинке. Скажем, напряжение с нее стряхнуть смогли. Грузиться на счет "завтра" Слава перестала. Но выражение лица ее это не изменило. Ну, разве что на капельку. Именно фраза "все будет хорошо", как ей самой показалось, вернула девушке более позитивный настрой и практически являлась чем-то родственным "разгребем все по ходу". Нерезко Воронцова глубоко вдохнула и так же выдохнула. Взгляд стал немного живее и избавил лицо от хмурости. Впрочем, на глубоком вдохе барышня провела ладонью по лицу: вначале от носа ко лбу, убирая с лица рыжие пряди, затем провела по лбу к скуле и под конец уткнулась в нее губами. И то - не долго.
Констатация предстоящих мучений в салоне она просто опустила. Шпионов тоже. Лично ей, к тому же, больше нравилось такие лица называть информаторами. Ну да ладно. Она ждала, что ей сейчас выдадут какую-нибудь лекцию, что им еще предстоит, но в который раз что-то пошло не так. Славик даже таки не смогла вытерпеть, чтобы сохранить ту невозмутимость и не поворачиваться к мужчине. По истине ахреневший взгляд, который больше выражал ожидание заявления, что этот древний пошутил или это женщине просто послышалось. Чуть-чуть помолчав, не отводя при том взгляд, да таки не дождавшись никаких опровержений от Джонатана, она таки ответила:
- "Зеленая миля"..? - да, по интонации это было сказано очень... аккуратно. Голос звучал, словно крадущиеся осторожные шаги. И вопросом. Риторическим. Мол, "и что дальше?"

Людвиг Монтгомери

Что такое «Зеленая миля» Людвиг, разумеется, не знал. Шанс притащить его к телевизору или в кинотеатр обычно плавал где-то ниже отметки 0%, если таковая вообще может существовать. Какое-то время его пытались пристрастить хотя бы к новостям и политическим шоу, но отстали, отметив, что он не бьет себя по лбу исключительно из вежливости. Мир он может и спасает, но без особой симпатии к тому, куда он катится. К фильмам он просто не привык, да и увиденные краем глаза современные показались ему просто апогеем деградации общества, а о том, что там опять сказал какой-нибудь политик мужчина просто не хотел ничего знать. Ядерной войны нет? Нет, о таком узнаешь за мгновение, даже не включая телевизор или радио. Остальное его, по сути, не касается, да и слышать современных политиков он не может. Но при этом он всё же решил довериться Славе в выборе фильмов… Даже если он все равно не сможет оценить что-то в полной мере, её вкус, по крайней мере, гарантирует отсутствие катастрофичности сего события.
Помимо всего прочего, Кукольник - жестокая сволочь, но при этом всё же справедлив. Если уж такая упрямая девушка идет на уступки ради его характера и стиля жизни, то будет правильным хотя бы попытаться вникнуть во что-то, что является типичным и бытовым для неё. Терпимость к её зверинцу не в счет - будучи медиумом с талантами в этой отрасли, в крайнем случае он мог сделать их менее надоедливыми насильно. С чаем разобрались, хотя он пьет скорее сахар с чаем, а не наоборот. Значит, пока что фильмы. И хватит о плохом, и без того еле-еле и не без гипноза её успокоил.
- Полагаю, местное обслуживание позволяет заказать фильм в номер, - подвел итоги он, - за такие деньги они должны иметь возможность даже пригласить актеров для предоставления автографов…
Вот дались ему местные цены, второй раз уже не сдерживает комментарий. Но Кукольник разбирался в том, о чем говорит. И хотя с номеров и ужином их дуэт не подвели, все равно считал, что переплачивает - за такие же деньги где-нибудь Европе можно снять коттедж с бассейном и полным обслуживанием. Но Славе всё равно не назовут сумм.
- Звонить персоналу лучше тебе, могу перепутать названия или неверно высказаться, - дал девушке свободу действий медиум, самостоятельно же только высмотрев, а где тут вообще телевизор. Оказалось, что на стене и по размерам позволяет на себе танцевать, если положить его на пол.

Слава Воронцова

Девочка послушала. Девушка подумала. Женщина пошла делать. Предложение со стороны Людвига ее даже настораживало в какой-то мере. Хотя нет. Вообще пугало. Так-то она знать - не знает, как сие чудо столетнее относится к искусству кинематографа и смотрит ли он телевизор когда-нибудь. Признаться, Воронцова и представляла это ну оооочень смутно. Даже за рулем такого мощного авто наблюдать эдакого гостя из прошлого было непривычно. Ой, что будет, когда дело дойдет до ноутбуков и фотоаппарата? Хотя да. Тут даже дело переговоров с персоналом по такой теме спихнули на рыжую.
В общем, буквально проглотив язык, рыжая встала с места с легким кивком головой и пошла искать телефон. Фигура скрылась в коридоре в одном направлении.
- Учитывая, какого года фильм, - послышался отдаленно голос промелькнувшей в проеме фигуры, ушедшей теперь на поиски в другой конец коридора, - актеров придется доставать из-под земли. Копалась Славушка не долго. Но вернулась почему-то... со своим карнетом, - в прямом смысле этих слов.
Аккуратно взявшись за блюдце, на котором стояла ее опустошенная чашка, она неожиданным легким движением взмыла сервиз в воздух и переставила подальше, давая больше пространства на столике для ноутбука. А после расположилась на полу, ибо высота столика была невелика, а глазам удобнее, когда они находятся на одном уровне с монитором.
- У меня есть предложение по-лучше, - запустилась система, - не люблю никого дергать. К тому же уже поздно. Интернет нам в помощь. Быстро запустив местный вайфай, девушка открыла браузер. Вот она, современная молодежь! Точно отшлифованными движениям Каспер ввела запрос в строку, навела пальцем по тачпаду, легко коснулась пару раз и вуаля! Фильм качался довольно быстро, кто-то успел допить свой чай. Девушка достала флешку и вставила ее в гнездо раньше, поэтому файл с фильмом качался сразу на съемный носитель. Ну а там, пока она моталась по коридору, да и при раннем обходе номера видела комнату с плазмой на стене. В современных телевизорах уже давно имеются приспособы для USB, поэтому смотреть фильм на маленьком мониторе ноутбука не придется. Но пока ждем сигнала о конце скачивания. Оторвавшись от техники, Воронцова хлопнула ладонями по ногам, следом немного их погладила, повертела головой по сторонам, взглянула на Джонатана.
- Что ж... Людвиг, теперь ждем, - у нее даже проскочила легкая повседневная улыбка на губах. Встав с места, женщина обошла столик и прошла к окну. Там и осталась, обхватив плечи руками, да оперевшись плечом об угол.

Людвиг Монтгомери

Слух Людвига, разумеется, не мог сравниться с возможностями тех же мутантов-зверей. Да и вечный шум в ушах, как и у всех медиумов, к подобному не располагает. Но, к счастью, ушла Слава не далеко, а посему слышать её не было для мужчины проблемой.
- Убедила, - отозвался он, сделав паузу на раздумья и подсчеты, - некромантия, пожалуй, должна обойтись дороже. Особенно, если вспомнить цену среднестатистического киборга.
Зомби, следует отметить, обходятся дешевле… но никто в своем уме не торгует их вирусом даже в самом злачном Подполье. Да и вряд ли они в состоянии дать автограф. К тому же, несмотря на переход к киборгам, юмор шел всё же на счет магической некромантии, по понятным причинам не существующей в природе.
Увидев ноутбук, мужчина промолчал. Более того, он умудрился промолчать даже на нежелание Славы тревожить ночью персонал гостиницы, хотя с языка так и рвалось уже третье за этот вечер «за такие деньги...». Но хватит, пожалуй. Тем более что решение Славы ничуть не хуже, а в чем-то и лучше - оставляет уют на двоих без дополнительного участия чужих лиц. Однако, Кукольник всё равно уверен, что имеет право тревожить любого представителя персонала и в любое время суток.
- Не стоит сидеть на холодном, - не удержался от комментария проснувшийся в медиуме врач, пусть и не став развивать тему. Слова-то сами собой сорвались, но, по сути, пол тут с обогревом и ковром, да и за окном нельзя сказать, что холодно.
К тому моменту, как девушка разобралась с фильмом и флешкой, Кукольник успел навести определенный порядок. Например, отправил уже ненужную посуду на поднос у двери - вообще-то, её должны немедленно забрать, но раз Слава не хочет никого тревожить, то пусть лежит, просто не на виду. Зато он оставил и перенес поближе к телевизору выжившие закуски и напитки. И выглядел он в процессе этой возни совершенно спокойно и естественно… Еще бы, отчего бы ему это всё не уметь? Воспитание у него строгое, а дед любил побеждать вызванную сильной семьей гордыню внуков работой в помощь домоправительницы. По сути, Кукольник даже в состоянии вымести в саду осенние листья и попытаться починить забор. Деньги он после пробуждения в руинах добыл не сразу, поляк-археолог и без того слишком много для него делал - помогаем, чем можем, к чему-то привыкая на ходу. Теперь в этом нет необходимости, потому как Кукольник находится либо на базе, либо в гостинице, либо в своих домах, где есть прислуга… Но брезгать переносом тарелок, раз уж так легли карты - глупо.
- Не расскажешь, чем вызван интерес к фильму? - уточнил он, закончив с работой и сев в кресло за спиной Славы.

Слава Воронцова

Некромантия, киборги... А может, самой податься, скажем, в атрии? Интересно только, кто теперь отпустит. Да, вопрос сей риторический, ибо ответ на него заведомо известный. Хрен тебе, Слава. И лишь тонкая грань воспитаниякоторого нет отражает в нем возможный вопрос "а зачем?". Что ж. Девушка лишь мимолетом улыбнулась, мельком кинув свой взгляд на Монтгомери, но после вернулась к ноутбуку. На замечание о холодном полу реакция последовала практически та же. Только теперь без улыбки, а с замешательством. Во-первых, ее резко отвлекли. А дальше заниматься делом, полностью игнорируя мужчину, девушка не могла хотя бы потому, что это как бы наш мужик, с которым мы даже жить собрались. Вот и отвлеклась. Вначале пару секунд ушло, чтобы абстрагироваться от темы в ноутбуке и переключиться на реальность. Зато еще раз проматываем в голове пластинку со сказанным в наш адрес. Затем думаем над ответом. Наяву это выглядело куда проще. Девушка, как и всегда пребывая в задумчивости, что уже неоднократно мог наблюдать Людвиг, возвела глаза к потолку, открыла рот, слово тянула беззвучное "ааа" и, в мыслях приходя к какому-то выводу, сворачивала губы аккуратной трубочкой и опускала взгляд. В данном случае - на пол. После коротко отмазалась, сославшись на жару, штаны и пол с подогревом и продолжила скачивание. Краем глаза пронаблюдала за последующими действиями Джонатана, когда тот довольно быстренько навел порядок и убрал лишнее. Мужчина даже мог заметить маленькие импульсы женского настроения. В позитивную сторону, разумеется. Что-то из разряда умиления и приятной неожиданности.
- Как минимум - фильм целиком соответствует книге, - уже стоя возле окна, обернулась рыжая к медиуму, когда тот задал внезапный вопрос, - так же идея. История охватывает времена расизма и его несправедливости. Но его жертва считает это мелочью по сравнению с жестокостью, что таится в самой человеческой душе.

Людвиг Монтгомери

Похоже, всё пошло по плану. Расслабившись и успокоившись, пусть и под влиянием гипноза, Слава начала видеть вокруг больше хорошего, нежели плохого. Чему Людвиг, разумеется, ловя эти нотки в пространстве с помощью эмпатии, был рад, но виду открыто не подавал. Это не нарочно, скорее привычка, в чем-то даже «профессиональная» - если ты будешь слишком ярко реагировать на ощущения и мысли собеседника, то тот однажды заметит, что человек напротив как-то узнает о том, чего не было произнесено или сделано. Скрывать свою расу от Воронцовой необходимости не было, но… собственно, привычка. Людвиг за своей возней делал вид, что ничего особенного не замечает и не чувствует.
Стоит отметить, что общение Кукольника с технологиями всё же было не так ужасно, как можно предположить. Еще повышая свой уровень медицины до современного, а после планируя свою первую частную клинику, он понял, что учиться придется - неважно, нравится ему самому это или нет, а надо. В итоге на сегодня у него даже был свой собственный «карнет», который в его руках еще и не ломался, а очень даже функционировал. Сейчас же эти поверхностные знания на уровне «пользователь, которого вынудили» помогали и в абсолютно безобидном и домашнем деле - Людвиг понимал-таки, что происходит на мониторе ноутбука Славы и не задавался лишними вопросами.
Но обратно к обсуждению фильмов и, как оказалось, книг. Слушали Славу очень внимательно, хотя объяснение и не оказалось долгим.
- Если нет разницы в сюжете и идее, то почему людей больше интересует фильм? - задал мужчина, пожалуй, весьма ожидаемый от него вопрос. Неудивительно, он-то вырос на книгах… Но при этом Кукольник записал в своей невидимый блокнот в сознании сам план самостоятельно прочитать после и книгу.

Слава Воронцова

- Не знаю, - сказала она, пожав плечами, - спроси у них? - продолжила она, по-домашнему взбираясь на подоконник. Жаль, что не заказала мороженное. Почему-то только сейчас о нем подумала - какое оно вкусное и холодное. Целое ведро. Но пока обойдемся и подоконником - так легко девушка отмахнулась от резко возникшего желания, решив дотерпеть до завтра. Подобрав одну ногу под себя при помощи обеих рук, уселась лицом к Людвигу. И чем же ее ногам на полу так плохо то?
- Может, потому, что фильмы можно смотреть вдвоем или даже целой компанией? - собрался тут клуб анонимных книголюбов, у которых на повестке вечера "понять киноманов". Уж больно тянет беседа на попытки представить то, чего никогда не ощущал сам лично, - все же многие предпочитают смотреть экранизации даже чисто из любви к самим произведениям. Интересно же сопоставить образы в своей голове с тем, как их увидел другой человек. Особенно когда ты видишь героев такими, какими их и представлял... На второй части рассуждения женские руки уже оставили ногу в покое и начали жестикулировать по сути речи. Резкости никакой в движениях не было. Только умеренность, спокойствие и легкость.
И вот, она что-то вспомнила. Опустила ноги на пол, встала и куда-то пошла. Бросила только короткое "я сейчас" и исчезла в тени коридора. Шуршание по пакетам. Подозрительное копошение. Уже техника успела издать звук, что она как бэ все.
- Шоколад немного подтаял, - вернулась блудная дочь с двумя свертками шоколада, при том попутно еще и заглядывая в один из них. Лично она свое лакомство, купленное в дороге, съесть до конца так и не успела. Людвиг, наверное, вообще к нему прикасался только губами, стараясь не откусить при том пальчики спутницы. Услышав еще из коридора, а затем и обратив внимание по приходу на то, что фильм скачан, Воронцова тем-не-менее пока обошла ноутбук стороной, чтобы протянуть медиуму сверток с его шоколадом. Или же, если он все таки съел свою порцию в пути, пока девушка спала, то ему перепало уже от выбора рыжей. Как-никак она в лавке заказала себе два вида.

Людвиг Монтгомери

Да уж, совсем Кукольник расслабился. Даже не вмешивается в поведение ног девушки, как и не придирался к её решению залезть на подоконник, хотя с него станется придраться даже к шагу леди. А он-то и сам не заметил, как начал сдерживаться ради того, чтобы уберечь домашнюю и несколько личную атмосферу. Да и вдруг отметил сам про себя, что Славе такое поведение к лицу.
- Но ведь можно читать вслух друг другу, - отметил «динозавр» на грани интеллигентного недоумения. Людвиг всё же вырос в обществе, где еще были в моде вечера поэтов и писателей, кто-то даже выступал, читая текст, со сцены. Из-за чего аргумент «фильм можно смотреть вместе» для него и имел особого смысла.
- А что происходит, если видение читателя и сценариста не совпадает в неприятную для первого сторону? Объявление «книга лучше»? - неожиданно угадал мужчина. Причем, явно именно угадал, потому как лишен интереса к кинематографу и обсуждению связанных с ним тем, а следовательно просто не мог слышать подобные замечания и юмор, с ними связанный.
Убеждать Славу не скакать по номеру медиум не стал, просто спокойно и смиренно оставшись на месте. Заодно он незаметно выпил обезболивающее - всё же без веских причин мужчина не хотел вынуждать рыжую девушку переживать за него. И пусть в её компании ему почему-то было значительно легче, нежели с кем-либо еще, и это лекарство было очень слабым, а он всё же ждал возможности употребить химию без её глаз.
Свой шоколад, как оказалось, Людвиг не ел.  Он даже не знал, что он его, а посему после сладкой трапезы с рук Славы в машине думать об этом забыл. Но теперь он был рад существованию сладкого.
- Спасибо… идем смотреть фильм?

Слава Воронцова

#94
30, Май 2018, 01:29 Последнее редактирование: 30, Май 2018, 03:27 от Слава Воронцова
- Я это не практиковала, - пожала плечами Воронцова, сказав - прям как отрезав. Да и кому ей было читать? Чашкам? Волкам книгу вообще показывать было нельзя - все равно, что наметить для них цель. "Во что это ты втыкаешь, мам? А Как же мы! Мы здесь! Дай сюда!" - прощай книжка.
В общем... То, что происходит в голове у рыжей - вообще описать сложно. Она очень четко понимает, как ей нужно себя вести в присутствии столь придирчивой личности, как Кукольник. Впрочем, любая чумовая мартышка становится тихой и скромной в присутствии симпатизирующего ей объекта. Но, для начала отметим, что Слава вроде-как уже и не девочка. К тому же в какой-то момент она перешагнула, или даже нагло перепрыгнула через стадию симпатии - и сразу в омут с головой. А омут - он такой. Людвигу может и показаться, что спутница в чем-то и старается вести себя иначе. Но только он не заметит с ее стороны никакого приложения усилий, как медиум. разве что - самую малость. А все потому, дорогой наш, что она и не притворяется, а просто ведет себя так, как ведет себя всегда в домашней обстановке. Да, именно так, как ее не наблюдал ровным счетом никто из Альянса. И нет, Кукольника не приобщили к неживому предмету интерьера. В то же время Слава временами может задуматься над тем, как ей себя повести в той или иной ситуации, почему грузиться и может даже завтыкать на время. Как сейчас. Монтгомери опять завел ее в тупик.
- Обычно, - поджав скулой один глаз, посмотрела вверх и выдала женщина после коротких раздумий, - такие люди потом фильмы вообще не смотрят. От слова "никогда". Хватит уже ее спрашивать об остальных людях. Этот человек в лес спетлял ото всех к чертям, абы только не трогали. Кивнув более оживленно на предложение уже отправляться на просмотр "Мили..", девушка быстро отключила ноутбук, забрала флешку и двинулась следом за мужчиной, не обгоняя того, да и не отставая, чтобы в потемках ни во что не врезаться. В мужика врежемся, это можно - он мягкий.
Комната оказалась довольно уютной. В углу был якобыкамин, который все же добавлял домашней атмосферы, телевизор в стенке со всякими полочками. Диван, пара кресел, торшеры и цветы размером с эти же торшеры. Можно было не напрягаться и прилепить лампочки прямо к этим "пальмам". В целом преобладало дерево, а так же кремовые тона. С телевизором пришлось повозиться, ибо фиг поймешь, где в этих плазмах - что вставляется и где включается. Но, вроде разобралась, включила. Свет же, наоборот, выключила.

Людвиг Монтгомери

- Мы это исправим, - подвел итоги медиум, выслушав признание девушки, - обсудим в скором времени жанр и произведение для первой твоей попытки.
Это даже не предложение, это не подлежащее обсуждению утверждение о ближайшем будущем Славы. Пусть иногда Людвиг и кажется прилетевшим с Луны и вопрошающим реальность «что здесь происходит?», но к властному и полностью контролирующему ситуацию образу он возвращается всегда и быстро. Он ему значительно роднее, ведь он настоящий. А ведь когда-то из-за него одному поляку приходилось поначалу давиться смехом - совмещение заново обучающегося жизни «ребенка» с повадками «лорда» представляло собой то еще зрелище. Кукольник понимал это еще тогда и был крайне благодарен за то, что новый знакомый хотя бы пытается не хохотать в полный голос. Неважно, что попытка не всегда закачивалась успехом… она была!
- Не слишком ли это, - вновь подал голос мужчина уже на последующие объяснения Славы, - радикально? Если человеку не пришлась по вкусу одна конкретная книга, то это ничуть не означает, что он не будет читать другие. Смею предположить, что с фильмам должна быть возможна аналогия.
Но, как бы то ни было, шоколад получен, закуски и напитки переехали в нужное помещение заранее, места заняты и фильм, похоже, можно начинать смотреть. Если решившегося на подобный подвиг Людвига что-либо до сих пор и настораживает, то виду он не подает. Но Слава уже должна была понять, что ей вряд ли что-то скажут, даже если фильм не понравится.  Пощадят. Остается надежда, что она догадается в случае успеха потом не показывать мужчине «исторические» фильмы - с его личностью интерес может показаться очевидным, но, учитывая взаимоотношения кинематографа с историей, это способно привести к катастрофе.
Сверившись со временем, дабы после точно успеть выспаться, Людвиг со всей серьезностью погрузился в происходящее на экране.

Слава Воронцова

Ох уж эти попытки все контролировать. Рыжая не стала комментировать серьезные намерения мужчины брать под свой контроль свободные минуты ее жизни в будущем. В какой-то степени, это ей показалось даже милым. По крайней мере, пока ее не захотят запереть в башне ото всего окружающего мира, а все попытки пока лишь сводят к совместному досугу. Вся надежда пока лишь будет опираться на то, что Людвиг будет понимать: какой бы терпеливой мазохистской со стокгольмским синдромом Слава не была - свой простор ей все же нужен будет. Сейчас же медиум с замашками "лорда" подобных ощущений вызвать не успел, и даже скорее заставлял женщину в тени улыбаться и тут же прикусывать нижнюю губу, дабы возвращать лицу все тот же невозмутимый лик. Каких только усилий ей стоило не давать волю эмоциям, зная способности эмпата. Приходилось сразу переключать мысли на что-то иное и делать вид, что: либо она не услышала, либо банально этого ожидала. Интересно, получалось ли.
- Сейчас редкость, если человек вообще любит читать, особенно нынешние поколения. И еще реже встречаются такие категоричные уникумы. Но... как и человек, который разочаровался в одной книге, - разочарованный в фильме все же может рано или поздно посмотреть что-нибудь другое. Первый блин комом, как говорится. Некоторые долго не хотят разочаровываться во второй раз.
Странное ощущение. Очень странное ощущение. Включив телевизор, Воронцова развернулась к Джонатану и впала в какой-то ступор. Непривычка давала о себе знать и могла все испортить своей неуклюжестью. Девушка о чем-то немного подумала, - что ж, хоть сегодня побудем нормальными, - улыбнулась своим мыслям, отведя взгляд и направилась к дивану. Одно колено опустилось на мягкую поверхность рядом с Древним. Одновременно с этим девушка взяла мужчину за руку и подняла ту, "заныривая" под нее головой. На диван в тот же момент плюхнулись всем телом, забравшись вместе с ногами, когда рыжую головушку уложили на мужскую грудь, а рукой, приобнимая, обхватили за туловище. Чужой рукой тоже распорядилась Слава по своему усмотрению, опустив ту на свое плечо.

Людвиг Монтгомери

И снова эти попытки скрыть что-либо от столь сильного эмпата. Впрочем, как Людвиг уже начал подмечать, определенные успехи девушка делала. Против такого медиума, как он сам, может, еще и слабовато, но зато может сильно помочь в бою или переговорах с кем-то помладше. Чему он лично только рад, ведь он не может находиться подле девушки круглосуточно, не отходя от неё ни на шаг, а на базе и уж тем более миссии всякое встречается и случается. Чем выше шанс, что она справится и сможет хотя бы частично скрыть свои чувства и эмоции, тем лучше.
Едва заметно кивнув собственным мыслям, пусть при этом и не объяснив Славе, а чего он кивает, и никак не выдав, «прочитал» он её ощущения или же нет, Кукольник вновь обратился в слух. Тем, между прочим, любопытная и важная для медиума - не помешает ему как человеку по имя понимания современности, а также относится к психологии общества, что важно уже эмпату. Впрочем, закончилось всё тем, что Людвиг снова пошутил… какой сегодня странный день, древний зануда подался в романтику, позволяет себе шутки и смотрит фильмы.
- Я понял, - отозвался он, в его серьезном голосе еще ничего не предвещало юмора, - выходит что-то вроде… Я больше никогда не буду ничем питаться, потому что мне не понравился самаркандский плов.
А что? Разница между самаркандским пловом и какими-либо пельменями примерно та же, что между абсолютно разными книгами или фильмами. Общее - одна широкая группа, то есть, например, «еда» или «кино»… При всей очевидности шутки, Кукольник, немного переигрывая, сохранил серьезность.
Уже напротив экрана телевизора мужчина, разумеется, позволил Славе творить всё, что ей заблагорассудится, в ответ обнимая. Его интеллигентную, но очень теплую улыбку она уже вряд ли сможет оценить из-за ракурса, но зато в итоге её поцелуют в волосы. Целились явно в висок, но промахнулись чуть выше. Так сильно прижимаясь, Воронцова также без малейших проблем поймет на ощупь, что медиум полностью расслаблен. Что при возникшем внутри его сознания тепле, впрочем, неудивительно. Еще и голова почти не болит в такой компании и после недавней таблетки, праздник-то какой.
- Догадалась-таки, что на отдельное кресло всё равно не пустят, - отметил он полушепотом. Он сам не до конца понял, почему понизил голос. То ли как-то само получилось из-за атмосферы, то ли уже не хочет мешать девушке слушать начавшийся фильм. Да и ему, позвольте заметить, тоже любопытен сюжет любимого произведения Славы.

Слава Воронцова

#98
09, Июнь 2018, 23:09 Последнее редактирование: 10, Июнь 2018, 01:11 от Слава Воронцова
- Д..да, и дальше продолжают питаться солнечной энергией, - а Слава, как всегда, не сразу догоняет, что к чему вообще. Юморной Кукольник - явление на столько редкое, что к этой его харизме привыкнуть надо со временем. Но, в принципе, довести девушку до смеха у него таки получилось, пусть ту и пробрало на него с опозданием. И попустило тоже быстро.
- Зато я теперь знаю, что хочу на завтрак, - уже после того, как примостилась рядом с мужчиной, прервала тему рыжая, - сам..самари.. плов, короче. Заиграла мимика и жесты, какие могли они быть в таком положении девушки. Воронцова даже немного повернула голову к Людвигу, упираясь тому в грудь затылком. Но потом вернулась в прежнее положение.
- Я и не собиралась, - негромко ответила девушка, понижая тональность с каждым словом, с каждым звуком. И звучало это скорее не как ответ, а как мысли вслух. Такие сокровенные, которые должны были вообще по возможности произнесены так тихо, что даже фильм их заглушал. Только улыбка осталась где-то на подсознательном уровне. Как и в последствие собственных слов, так и после поцелуя в голову. Это было дико приятно. И создавало некий уют, дарило спокойствие и тепло. Снаружи девушка не подала вообще никаких признаков присутствия мимики, просто продолжала смотреть на происходящее на экране. На каком-то моменте немного поерзала головой и уткнулась теперь в мужскую грудь носом и губами. А после середины фильма вообще закрыла глаза. Но, на сколько мог прочувствовать медиум - Воронцова не спала и не даже не засыпала. Глаза начинали чувствовать усталость и хотели сами закрыться, поэтому девушка дальше просто слушала. Иногда голоса с экрана размывались фоном для других звуков. Например, биения сердца.. или дыхания. Как мужчины, так и своего. Иногда зеленые глаза открывались ради интереса к происходящему на экране. И иногда даже казалось, что Людвиг и сам уснул, но голову она не поворачивала, чтобы лишний раз никого не потревожить.
"Я так устал от боли, которую слышу и чувствую, босс. Я устал от дорог, устал быть один, как воробей под дождем. Устал от того, что никогда ни с кем мне не разделить компанию и не сказать, куда и зачем мы идем. Я устал от ненависти людей друг к другу. Она похожа на осколки стекла в мозгу. Я устал от того, что столько раз хотел помочь и не мог. Я устал от темноты. Но больше всего от боли. Ее слишком много. Если бы я мог сам со всем покончить!" (с) Джон Коффи
Не плачь, дура, сотый раз фильм смотришь, - дала себе указание рыжая, как только почувствовала, что влага подступает к глазам. Кульминация всегда на нее так действовала, что сдержаться было очень трудно.
"- Джон Коффи, у вас есть последнее слово.
- Я сожалею, что я такой..
.
Они помогли ему убить себя. И так происходит каждый день во всём мире...
"
А за кадром у нее в сознании проносятся строки из книги, которые не вошли в фильм, но трогали еще при прочтении. Несправедливые крики приглашенных лиц с обвинениями.. Наверное, потому сцена казни так на девушку и действовала. Впервые за весь фильм она серьезно пошевелилась лишь сейчас, когда руку, которой обнимала мужчину все это время, приложила костяшками к носу.

Людвиг Монтгомери

Атмосфера царила удивительно спокойная и домашняя. Воистину ласковое затишье перед бурей, завтра с началом миссии они уже вряд ли смогут так же полусонно насладиться отдыхом. Людвиг старался лишний раз не шевелиться, будто бы боясь вспугнуть затихшую на его руках девушку. При всем возникшем к сюжету интересе, в приступе заботы медиум даже захотел было выключить фильм, решив, что Слава заснула и звуки могут ей мешать. Но эмпатия говорила об обратном, посему телевизор никто не тронул. Воронцова, скорее всего, даже не заметит, что кино грозила опасность отключения, потому как, быстро сориентировавшись, Кукольник в тот момент всё же даже не успел потянуться за пультом.
Ничто и не намекало на то, что у медиума есть проблема. А именно… как же непривычно видеть перед собой вроде как живых людей, но при этом не иметь возможности «прочитать» их! Будучи опытным нелюдем своей расы, мужчина, конечно же, знал, что те же записи с видеокамер ему можно не давать - бессмысленно. Но в тех случаях это казалось чем-то обыденным и простым, да и личного интереса не вызывало. Из-за чего и смириться было проще. А сейчас перед глазами разворачивалось нечто куда любопытнее, выглядящее более живым. Что тут скажешь, вспоминаем психологию и всматриваемся в лица, давая оценку на глаз. Не пытаться дать её вовсе? Ну что вы, у него уже привычка, как у эмпата.
Фильм подошел к концу, сосредоточенного на экране Кукольника отвлекли скачки эмоций девушки. Сам седой выглядел спокойно, хотя уже мысленно и дал сюжету довольно высокую оценку. Он оказался куда серьезнее и глубже, чем «древний» ожидал. Нельзя сказать, готов ли Людвиг в ближайшем будущем посмотреть вслепую еще один фильм, но ко мнению Славы прислушиваться точно будет.
- И всегда ли одна моя близкая знакомая была такой сентиментальной? - тихо и теплым голосом уточнил у Славы медиум, стоило на экране появиться титрам. Дергать девушку не стали, как и заставлять вставать, но, освободив руку, ласково погладили ту по голове.

Вверх